Наверх
Вниз

The 9/11 Truth Movement

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The 9/11 Truth Movement » Разное «тревожное» » Исповедь несостоявшегося "реквизита"


Исповедь несостоявшегося "реквизита"

Сообщений 41 страница 53 из 53

41

Туры в Новороссию: агентство предложило клиентам поездку в места боев.
http://www.vesti.ru/videos/show/vid/635740/         13 февраля 2015 18:00
Кантора засветилась решили слить?
Скорее всего это скрытая реклама, многие "экстремалы" будут искать подобные "туры". А перед каждой поездкой подпишут документ что за его жизнь никто не отвечает. Все, новый расходник готов.
Ну и как всегда и всеми "любимая" Лайфньюс (и не только) засветилась по теме http://lifenews.ru/news/149803

0

42

fire написал(а):

Туры в Новороссию: агентство предложило клиентам поездку в места боев.
--        13 февраля 2015 18:00
Кантора засветилась решили слить?
Скорее всего это скрытая реклама, многие "экстремалы" будут искать подобные "туры". А перед каждой поездкой подпишут документ что за его жизнь никто не отвечает. Все, новый расходник готов.
Ну и как всегда и всеми "любимая" Лайфньюс (и не только) засветилась по теме http://lifenews.ru/news/149803

У Мамонтова вроде, есть фильм про югославскую войну, там есть любительские кадры, на них немец стреляет из снайперской винтовки и радуется от полученного удовольствия. Фирма из Германии организовывала туры в холмистые окрестности Сараево, там долгое время была типа линия фронта. Туристу выдавалась снайперская винтовка, инструкции, гид и гарантии безопасности. Аттракцион...

0

43

fire написал(а):

Туры в Новороссию: агентство предложило клиентам поездку в места боев.
--        13 февраля 2015 18:00
Кантора засветилась решили слить?
Скорее всего это скрытая реклама, многие "экстремалы" будут искать подобные "туры". А перед каждой поездкой подпишут документ что за его жизнь никто не отвечает. Все, новый расходник готов.
Ну и как всегда и всеми "любимая" Лайфньюс (и не только) засветилась по теме http://lifenews.ru/news/149803


Причем цена тура 2-3 тысяч зелеными.  "Расходники" еще и денег привезут.

0

44

fire написал(а):

Туры в Новороссию: агентство предложило клиентам поездку в места боев.

Тема старая,ещё летом эти туры засветились,можно нагуглить.

0

45

Заключённых из Черноухино,выпустили из тюрьмы(120 чел)и расстреляли из Градов,отправив в определённый квадрат.Как здесь на форуме кто то писал,"заводят в квадрат и уничтожают"С героем темы и его сослуживцами,поступили аналогично..система у их.

++

Начальник оперчасти Шинкарев и его первый зам Шалупец открыли ворота колонии и более 120 человек заключенных на блокпосту направили налево, в „зеленку“. После этого мы только слышали, как их „отрабатывали“ „Градами“ с двух сторон.

Более 100 человек там убиты и лежат на поле разорванные на куски. Им не дали ни одного шанса выжить. Хотя они шли с белыми повязками и целыми простынями. Нас сознательно подставили, сделали живым щитом, мясом, а сами под шумок сбежали.

Пришлось разделиться на мелкие группы, нас обстреливали из пулеметов. Ложбина вся в противопехотных минах, растяжках. По счастью, нам помогла погода — мины замерзли и даже с выдернутой чекой не взрывались.

Нас 8 человек всего спаслось. Выводили гражданских, кого смогли, кто не побоялся пойти с зеками, вместе прятались в бомбоубежищах, подвалах.

Мы вышли в поселок Запорожец, там нас приняли казаки, накормили и помогли добраться сюда. Те, кто говорят, что казаки беспредельничают — врут. Полный беспредел идет со стороны нацгвардии.

Для них люди — это пушечное мясо. Они плюют на гражданских, а заключенные для них — просто никто. Они это показали, закатав „Градами“ всех пацанов. Нацгвардейцы ставят различные ловушки для увеличения поражающей силы и радиуса.

Ладно мы, а мирных за что?!»

полностью здесь>>>>Ссылка

+1

46

Опубликовал у себя в ЖЖ с дополнениями от Горожанина и Дмитрия.

0

47

Еще в копилочку "откровений".

Перенесите в нужный раздел (тему), если ошибся.

Текста много.

Свернутый текст

Воевавший на Украине калининградец: они мочат нас, мы их. Кто выжил, тот прав.
28 Мая 2015, 15:42  «Новый Калининграда.Ru»

Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» пообщался с вернувшимся с Украины калининградцем, который воевал в Луганске и Донецке. Сапер с позывным «Заяц» рассказал о том, что происходит на линии фронта, почему ополченцы не носят георгиевские ленты, чем живет мирное население и какие они — боевые будни.

https://www.newkaliningrad.ru/upload/iblock/a3f/a3f0c6718e81ba2f9d4ec9c351891bdf.jpg

Интервью

«Там жесточайшее насилие в отношении мирного населения»
Расскажи, как ты попал на Украину? Почему поехал туда?

— У меня там родня в Луганске по маминой линии. Они, когда началась война, пропали. Что, как, куда — неизвестно было. Вот и поехал искать родню. Ребята знакомые уже воевали. У них поначалу и остановился. Оказалось, что служат они в разведвзводе. Пока первый месяц искал родственников, с ними общался. Толку с меня там, конечно, не было никакого. Из меня стрелок никакой, солдат никакой. Но посмотрел на все ужасы, что переживает мирное население. Через месяц с родней встретился, пообщались. И понял, что там есть за что воевать. И начал этому ремеслу просто учиться.

А родственники уехали?  

— Там остались. Они в очень тяжелом психологическом состоянии, конечно. Они не хотят покидать свой дом, это их дом, их земля. Но они очень сильно переживают из-за происходящего.

Сколько времени ты провел на Украине?   

— Официально я в ополчении с пятого ноября.

А неофициально? 

— Это не имеет значения.   

В каком подразделении воевал? 

— В подразделении «Викинг», о нем много роликов в сети. Служил в РДГ — разведывательно-диверсионной группе. Сначала был в Луганске. Потом нас перебросили в Донецк под Марьинку. Это самая западная точка всей линии обороны. Там была наша передовая. Считалось, что это Трудовской район Донецка, «Трудяги» говорят еще. Место очень интересное, на самом деле (прим. инкогнИто, https://lurkmore.to/На_самом_деле и далее по тексту.). Там и в мирное-то время люди с центра Донецка не хотели туда ездить.

Почему? 

— Это был бандитский райончик. Мы в течение 1,5 месяцев даже «Водоканал» не могли вызвать для того, чтобы нам воду подключили, но, думаю, не из-за его прошлой славы. Туда отказывались ехать. Это же «передуха» (передовая — прим. «Нового Калининграда.Ru»), там бомбят вообще трандец, и мы 1,5 месяца мы пили воду, которую нам на пожарных машинах привозили. Там в озерках ближайших набирали, привозили, заливали в цистерну — и мы это пили. Помню, привкус у неё странный был.   

Как тебя готовили к бою?

— Сначала люди, с которыми я воевал, делали из меня стрелка, который может идти в бой. Потом, когда в Донецк нас перебросили, я обучился на сапера. Стал сапером нашего разведвзвода.

Сколько длилось обучение?

— Ну как обучение… учишься ты в процессе работы. То есть меня направили в саперный взвод, который уже работал. Где-то месяц там был. Пока командир взвода Гиря не погиб. 27 лет парню было. Погиб странно как-то, всего не расскажешь. Очень опытный и талантливый сапер был. Потом, когда это произошло, притормозили работу саперного взвода, поставили другого в командиры, и я вернулся обратно к «Викингам». Начал работать как сапер разведдиверсионной группы. Моя задача была — проход, отход группы обеспечивать и подрыв на местах. Вот мы выходили к «укропам» (украинские патриоты — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Я любые мины, растяжки собирал. В случае засады группа обеспечивает мой отход. А там по ситуации решаем. Либо мы выходим к точке, отрабатываем, группа отходит, я за нами все минирую. Чтобы, если за нами пойдет хвост, обязательно он там и остался. Либо мы выходим на точку, и я взрываю что-нибудь. И вот весь хер до копейки — вот и вся работа.

Где вы проводили операции?

— Сначала в ЛНР работали. Когда я приехал, там, на самом деле, работы было ни шатко ни валко. Но это очень хорошо было. Потому что приехал к войне неприспособленный вообще никак. А потом нас когда в ДНР перебросили, мы начали очень серьезно работать. У нас почти каждый день боевые. Без выходных. Редко когда день-два у нас тупо был на передышку. Там работы очень много, по большому счету. Получалось как: только мы переставали работать, там начинали работать их ДРГ-шники (диверсионно-разведывательная группа). Они долбили нас, мы долбили их. Так вся жизнь и была.

С объявлением перемирия изменилось что-то?

— Перемирие? Ну да, мы по телевизору о нем как-то слышали. Единственное, что на нашем участке фронта поменялось — «укропы» стали меньше жилые районы бомбить. Ребята у нас воевали с Горловки, звонили домой, говорят, что там бомбежка даже не уменьшилась. Ну и то, что мы больше не могли применять артиллерию и технику. А они могли. Да никто его <перемирие> соблюдать в полном объеме не будет. *****-копать, ребята, да перемирия не будет никогда! Вот ты долбишь, долбишь, тебе говорят — вам перемирие. Ни с одной, ни с другой стороны люди на то не настроены… Нас, добровольцев, было около 10% от общей массы. 90% — местное население. И они настроены очень категорично: у них одна задача. Они говорили, что хотят просто победить. Они к нынешнему правительству Украины относятся очень плохо. Многие при этом на чистой мове разговаривали. Но именно к правительству отношение — воевать с ними только до победы, без вариантов.

Настолько непримиримая позиция у местного населения?

— Надо понять, с чего все началось. У нас в подразделении, например, даже женщины были. И они пошли воевать. Они сказали, что их поставили перед условием: либо мы забываем свое прошлое, отказываемся от русского языка, сносим памятники свои и так далее, либо мы воюем с ними. Еще когда майданы прыгали, они выходили, становились перед памятниками и отстаивали свою землю. Там люди — работяги. Они жесткие и бескомпромиссные. Им плевать на мнение каких-то «майдаунов». Когда к ним в город «майдауны» приехали, они вышли и сказали: «Ребята, а вы не офигели ли?». И им не объяснишь, что это новая политика партии. Там люди другой формации. Еще советской заточки, скажем так. И они воюют за то, что считают правильным. За свою землю, свое мировосприятие. И они не собираются отступать. Они готовы воевать до конца. И когда перемирие объявили. Я, может, еще чего-то не понимал. Спрашивал ребят, как они к этому относятся. Они говорят — плохо. Воевать нужно до конца, до победы. Они говорят: «Мы их раздавим». Им отвечают: «Но их же больше». Они отвечают: «Да плевать. Это наша земля». Они планируют освобождать землю Донецкой и Луганской области до границы и только потом вернуться домой.

Ты говоришь, что были добровольцы и местные, а наемники были?

— Я не знаю. Да и кого наёмником назовешь? Довольствие всем обещали, честно говоря, нам тоже довольствие обещали, но так и не заплатили.

Какую сумму?

— Да довольствие для солдата, чтобы он штаны купил, — 8000 гривен в месяц (около 16 тысяч рублей). Это на «передке» (передовая — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Но это не заработок, это на носки, трусы, конфетки. А наемников, кто на войне <a href="http://cityadspix.com/tsclick-IQBE4N35-GECAQUGV?&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&bt=20&pt=9&lt=2&tl=1&im=ODk1NS0wLTE0MzI4ODQ3NjMtMTM0NTYwMjY%3D&fid=NDQ1NzU2Nzc1&kw=%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B3%D0%B8" target="_blank" alt="payps.ru" title="payps.ru" style="">деньги</a> делает, честно говоря, не встречал.

А на той стороне?

— Ой, ну были донесения, конечно, что там наемники. Против нас, допустим, в Марьинке (город в Марьинском районе. Во время военных действий оказался на линии фронта — прим. «Нового Калининграда.Ru»), как передавали, стояло около 600 наемников. Под Дебальцево взяли около 1,5 тысяч наемников из военных кампаний. Сборная солянка со всего мира. Это ребята рассказывали, которые из-под Дебали (Дебальцево — прим. «Нового Калининграда.Ru») к нам под Марьинку приезжали. Вот они говорили, что очень много наемников брали. Это не афишируют. Не знаю, почему, на самом деле. Но по какой-то причине это не нужно. Но это очень опытные солдаты, профи. Они реально умеют воевать, с ними очень тяжело. Мне, как мирному человеку, против таких очень тяжело было. И у них снабжение значительно лучше. Например, если у нас патроны в основном обычные, они используют исключительно бронебойные и бронебойно-зажигательные. То есть, чтобы их валить, нам нужен лучший навык, наглость и везение, безумное везение.

Наглость какого рода?

— Резко, быстро работать, давить, тупо давить. То есть, допустим, мы работаем против группы большой сразу. Вот даже украинские СМИ сообщали, что сепаратисты под Старомихайловкой колонну с применением тяжелой техники и артиллерии разбомбили. А на самом деле нас там 8 человек было. Точнее, нас 9 было, но один не в счет, у него автомат в самом начале заклинило. И вот у нас было 2 пулемета и 6 автоматов, и мы их раздолбили где-то минут за 6, что ли. Внагляка. Три часа боекомплект в горящих машинах рвался. На следующий день мы отсыпались, нас ребята позвали — про это сюжет показывали. И «укропы» кричали, что мы применили тяжелую артиллерию, танки вывели. Мы смеялись, как умалишенные.

https://www.newkaliningrad.ru/upload/medialibrary/0bd/0bd5ece9d330ea24923194acd7479388.jpg

А вообще новости смотрели? Было у вас информационное сообщение?

— У нас в располаге (расположении — прим. «Нового Калининграда.Ru») был телевизор, я его смотрел раз 5. Новости, честно говоря, смотрели как юмореску. Ржали — трандец. Притом то, что рассказывают в СМИ, честно говоря, даже не описывает всего того, что было. Допустим, Трудовской район в новостях вообще не вспоминали. Вот, например, когда бомбанули из тяжелой артиллерии в Донецке по «Яме» — конечная станция автобусов, — кипиш был большой по этому поводу. Чуть позже лупили в «Трудягах» (разговорное название Трудовского района — прим. «Нового Калининграда.Ru») откровенно по остановкам. Причем с утра обрабатывали, когда люди собирались на работу. И хер бы кто что сказал. По одной банальной причине — потому что на «передуху» ехать выяснять обстановку никто не хотел.

Все эти новости, то, что показывают, — то, что ближе к центру. На «передуху» журналисты не едут почти. Потому что там откровенно бомбят, фигачат. И только появляются журналисты или кто-то еще, корректировщики дают координаты, и начинается обстрел. И по большому счету, даже десятой части того, что там творится, не описывают в СМИ. Туда не хотят ехать, потому что там стреляют. Да вы и сами репортажи посмотрите и всё поймёте, где и при каких условиях их снимают. За редким исключением, конечно. Есть и отважные журналисты. А вообще, не надо СМИ верить. Там вранья значительно больше, чем кажется. Ситуация другая. У нее другая окраска. Там жесточайшее насилие в отношении мирного населения. Тех, кто прилегает к передовой, долбят каждый день. Многие населенные пункты превратились в точку на карте. Там не существует домов уже. Просто руины, и ни одного человека не живет. По факту все просто перестало существовать.

На самом деле (прим. инкогнИто, https://lurkmore.to/На_самом_деле ), когда глядишь новости — в них детская наивность. Вот диктор говорит трагичным голосом: «Украинские войска не соблюдают перемирие...». А ты слышишь только, как снаряды летят, и думаешь: «Ну трандец, ребята, они не то что не соблюдают, а моментом пользуются в полный рост». Это мы по ТВ слушали в день перемирия, до того, как подстанцию разбили. Как раз 15-го ее в день перемирия разбомбили. Но вообще, электрики — ребята отважные, район бомбят, а они едут линии электроснабжения восстанавливать. Потому что знали, что на улице холода, а электрообогреватели для многих людей — единственный способ согреться, вымрут же, как динозавры. Железные люди. Да и вообще, много людей с горслужб молодцы. Поддерживают жизнь в жилых районах.

Хочешь сказать, что перемирие и не соблюдали?

— В день перемирия лупили так, что, честно говоря, за все время не было такого. Там жестоко было, крошили тупо. И самое страшное — вот мы сидим на позициях, а за нами жилой район в полукилометре. Они видят нашу позицию, знают ее абсолютно точно. Как и мы знали их позиции. Потому что всегда есть предатели, корректировщики и так далее. Да и видно, откуда стреляют: когда залп артиллерии идет, идет вспышка. Мы это видим, даем отмашку, что там, с такой стороны стоит — и херачим в ответку. Но когда идет зарево, вжимаешься очень сильно и думаешь: «***, сейчас прилетит». И только слышишь, что над тобой они проходят и по жилым кварталам пошло. Хотя наши позиции были впереди, мы ближе.

То есть специально бомбили жилые районы?

— Абсолютно верно. Когда ребятам знакомым рассказывал, они говорят: «Тебе там мозги промыли». Но я это видел своими глазами. Это ужасно. Они тупо уничтожают мирное население. И в такие моменты ты жалеешь, что это было не по тебе. Мы бы в окопах ужались бы как-нибудь. Может быть, кто-то и погиб бы, но мы люди с оружием в руках. А там откровенно по жилым кварталам вот так. Ребята с Дебальцевского котла рассказывали, как на их глазах пятиэтажки обстреливали, и они падали, как в фильмах ужасов. Для чего? Зачем? Непонятно. Лично у меня есть такие мысли, что там, на той стороне, есть те, для кого эта война нужна. Просто по факту, чтобы была война.

«Они даже вид не делали, что соблюдают перемирие»

Откуда оружие поступало?

— На самом деле это не пропаганда, это то, что есть. 80% нашего оружия мы взяли в бою.

А оставшиеся 20%?

— 20% нам выдал батальон. Когда он формировался только, оружия не хватало. Что называется, автомат на двоих. На троих даже. Сказали — ребята, ждите. А чего ждать? Пока поставят? Бои же идут постоянно. И в бою брали. Даже технику у них воровали. Тупо с «передухи». Когда угоняли нашу будущую оперативную машину, один из бойцов получил ранение.

Раненых много, потери больше?

— У нас очень хорошие показатели были по потерям. Тупо на роту у нас три двухсотых (груз 200 — погибшие прим. «Нового Калининграда.Ru») два тяжелораненых. А легких у нас никто не считает. Йодиком помазали — и нормально, сам выздоровеет. Даже легкораненый все равно боевая единица, все равно работает и не просит к себе особого отношения. Да и тяжелые старались поскорее с койки госпиталя встать и обратно в подразделение. По потерям смежных рот мы старались не интересоваться.

Наше оружие вам давали? Российское?

— Ну вот положат тебе два автомата рядом. Как ты определишь, российский один из них или нет? Или оба откуда? Я так скажу: перед нами никто никогда не положил оружие и не сказал: «Это российское оружие». По большому счету, даже 20% — это капля в море. Российское — не российское. Про это только говорят много. Вот говорят, что там есть российские войска. Но я лично их там не видел. Вот наш батальон там была солянка. Добровольцы из России и местные. Если теоретически и были где-то российские войска, мы их никогда не видели. Хотя у нас была очень тяжелая ситуация.

Периодически в СМИ появляются заявления украинских военных, в которых те заявляют, что взяли в плен российских военных…

Чем они могут это доказать? Документы? Показания? Вот я возьму вашего фотографа на полчаса, ну ладно, на час. И он скажет, что он убил Кеннеди, и что он российский военный, и вообще — он сотрудник ФСБ, и никуда не денется. «Тапик» (полевой телефонный аппарат — прим.«Нового Калининграда.Ru») к яйцам подцеплю, ручку вызова покручу немножко, и скажет все, что угодно, оговорит себя и всю родню.

А документы… Вот если даже там теоретически есть российские военные, что они, свои документы возьмут? А то, что они <украинские власти> предоставляют — это же полный дебилизм. Вот их новости. Там взяли якобы сотрудника ФСБ. У него были документы ФСБ, удостоверение ФСБ и флажок ФСБ. Чтобы махать над головой, наверно. Ну это же бред сумасшедшего. Полнейший. Никто не может этого доказать, но все категорически в этом уверены… Я не видел. Честно. Там, где я был, были только мы.

Ты упоминал, что там были еще ребята из Калининграда?

— Да, вместе воевали с пацанами. Пулеметчик наш из Калининграда, он на неделю раньше меня вернулся. Он тоже поехал добровольцем. Отлично воевал. Честно воевал. Хорошо, что он воевал. Без него тяжелее было бы. А вот я когда вернулся, общался с пацанами местными, сказали, что только с Озерска, которого на карте мизинцем закрыть, только оттуда 25 человек набрали воевать добровольцами в Украинскую армию. За <a href="http://cityadspix.com/tsclick-IQBE4N35-GECAQUGV?&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&bt=20&pt=9&lt=2&tl=1&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&im=ODk1NS0wLTE0MzI4ODQ3NjMtMTM2MzUzOTI%3D&fid=NDQ1NzU2Nzc1&kw=%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B3%D0%B8." target="_blank" alt="payps.ru" title="payps.ru" style="">деньги.</a> За сколько — не знаю. И сейчас в области работают и провокаторы, и всяческие пропагандисты. Да мы за то не сильно переживаем. В общем, здесь <в Калининградской области> на батальон наберется людей, которые уже прошли через эту войну на стороне Новороссии, а то и на полк. Будут тут бунтовать —обстрелянных бойцов, чтобы дать жесткий отпор, хватит.

Ты сказал «честно воевал» — это как?

— Дело в чем… Хороший солдат чем отличается? Он никогда не ноет и стоически воспринимает все происходящее, четко исполняет задачи. К врагу относится без ненависти. Это просто враг, и систематически его надо уничтожать. Охотник же не ненавидит ту дичь, что стреляет.

А нечестные методы ведения войны есть?

— Нет, допустим, украинская компания связи есть, по ней очень хорошо корректируют артиллерию. Поэтому нам в приказном порядке сказали отказаться от нее. Но они молодцы, что это использовали. Это правильно — с их стороны, с точки зрения боя. Так же, как и запрещенные виды оружия.

То есть ты считаешь, что запрещенные виды оружия — это приемлемо?

— Когда начинается нытье на камеру солдат «вооооот, против нас используют запрещенные виды оружия» —  *****, да, по большому счету, всем плевать на это. Мы это воспринимали так: против нас используют эффективное оружие. Жаль, что у нас такого нет… Противопехотные мины? Значит, надо резко принимать меры. Кассетные заряды? Ну молодцы. Фосфорные бомбы… справимся. Кстати, это очень красиво. С одной из наших позиций был виден Донецкий аэропорт. Я до сих пор помню, как по нему фосфором ложили. Красиво до безумия. И мы никак к этому не относимся. Это в СМИ кричат, что применяют запрещенное оружие. Только когда было перемирие так называемое, единственное, о чем мы начали сожалеть, — о том, что они по нам долбят из миномета, а мы им в ответку ничего дать не можем.

Почему?

— Потому что договоренностей придерживались. Это и было самым обидным. Да там минометы больше часа работали. А они никогда не клали час до перемирия с одной точки: фиксируется точка, с которой был удар, и по ней идет ответка. Поэтому обычно секунд 30 дают залпы с позиции и сваливают, потому что потом то место кроет. А когда началось перемирие, они могли этого уже не делать. Они могли час стоять с точки и тупо долбить. Они даже вид не делали, что соблюдают перемирие.

А как же инспекторы из Европы? Были у вас?

— ОБСЕ-шников не видел ни разу, и даже не слышал о них. Ощущение, будто их там и не было. Нет, теоретически они были. Где-то там. Где-то. Наверно. Нам даже командиры сказали, что если они приедут, то сообщите хотя бы, что они были. Но у нас их не было.

«Меньше знаешь — меньше при пытках скажешь. Мы старались меньше знать»

https://www.newkaliningrad.ru/upload/medialibrary/84d/84d91ff20d60c6a1f557fb26d3c960d0.jpg

В каких условиях жили там?

— В бывших производственных помещениях. Мы когда туда заехали, кроме плиточного пола и голых стен там ничего не было. Это в Донецке уже. В Луганске вообще много где скитались. Но это не расскажешь. А в Донецке — в производственных помещениях. Когда заехали, холод, ветер гуляет. Жили как на улице. Ни матрасов, ни одеял не было. Потом обустроились как-то. Заделали тряпками дырки в стенах, повырывали из стен соседнего технического строения листы пенополистерола, чтобы было на чем спать, нашли какие то тэны и понаделали что-то по типу обогревателей, нашли мешки с ветошью, которой укрывались. А потом уже понавезли с разбомблённого склада стеллажи и сделали подобие шконок в три этажа, да и как-то даже стало по-домашнему уютно. В Донецке местные уже не помогали. Им самим бы помочь. Тяжко там, там люди нищие. Они выживают просто.

Чем питались?

— Были поставки, каша была. Крупы привозили всяческие, мясо иногда. Редко. Тушенка обычно была. Понемножку ее добавляли в кашу. Украинская тушенка была хорошая. Там тонкий слой жира, а остальное — мясо. Тот же завод выпускал для местных тушенку. Она была намного хуже. Та, что на передовую шла, — значительно лучше.

Как ваш обычный день проходил?

— Утром побудка. Если есть задачи — по будильнику. Если ситуация «Подразделение, боевая тревога», то как тревогу объявят. Вскакиваешь, напяливаешь куртку, разгрузку, хватаешь «калашмат» (автомат Калашникова — прим. «Нового Калининграда.Ru»), прыгаешь на броню и алга («вперед», — татарск. прим. «Нового Калининграда.Ru»). Если все тихо — с утра побудка. Мы поднимаемся, собираемся, перекусим на скорую, проходим по краям свои границы, нарезаем спектр задач. Может, постреляемся. Вернулись, подготовили оружие, покушали и легли спать. Вечером собираемся, идем на работу и там задачи выполняем всю ночь. Обратно — перекусили, оружие подготовили и спать. В принципе, когда перемирие объявили, вся боевая жизнь стала ночной. Появилось время для тренировок, работы с личным составом. Они работают по нам, мы работаем по ним. И так изо дня в день. Точнее, из ночи в ночь.

Лечили там как?

Там очень большая нехватка медикаментов. Мне наскоблили, когда лечили в больнице, но тяжело с этим. В больнице 2 дня за 10 дней кормили немножко: гречки на донышке, сверху вода, в которой ее варили, хлеб и кипяток, чай уже соседи по палате дали. Меня тогда местные подкармливали. Они очень хорошо относятся к ополченцам. К добровольцам вообще шикарнейшее отношение. Честно, я столько слов благодарности не слышал никогда в своей жизни, если ее всю собрать, как там. Когда в госпиталь попал и мне на второй день принесли тарелочку с больничным питанием, меня спросили, почему никто ко мне не приходит. И когда узнали, что я ополченец, трое из палаты на 5 человек позвонили родным, чтобы те мне, «парню из России», принесли еды. И они меня кормили.

Ты в больницу попал — тебя ранили?

— Воспаление легких подхватил. Насморк с тех пор не отпускает, хронический. Ну и суставы болят от лежания на мёрзлой земле. Ранений у меня не было. Контузило только, когда мы приехали в Донецк. И вот там была позиция, которую серьезно долбили. И нас туда отправили. С утра следующего дня меня контузило. Я линию связи проверял, которую перебило. Услышал только, как снаряд летит. Он когда к тебе летит, его слышно очень хорошо. Не как в фильмах показывают — свист такой, а аж ревет, кричащий звук. Удары, взрыв, поплыло у меня, вскакиваю, и второй рядом. И тут очень сильно повело. Но потом вышел и работал. И думал, что головные боли от непрекращающихся простудных, а свист в ушах — от стрельбы.

Много мирного населения осталось?

Мирных осталось навскидку процентов 80 от общего числа. Пустующих домов очень мало. И люди живут почти на передовой. Они, конечно, до странного состояния дошли. Начался как-то обстрел, а человек едет на велосипеде. Он даже не скрывается. И люди идут по дороге, а недалеко снаряды рвутся. А у них апатия полнейшая. Они даже не хотят прятаться. Кричим им «ложииись», а они говорят — «да здесь нам до дома близко».

На что мирное население живет? 

— Они на «передухе» живут на гуманитарку. На линии <боевых действий> распиливают заводы на металл. Смех смехом. Честно говоря, мы их за это даже не трогали. Нам говорили, что мародеров надо было задерживать. Но рука не поднимается. Если дедок приезжает на задрипанной шестерке и начинает вырезать кусок металла. Там завод был разбитый. Что, в него стрелять? Закрывали глаза. Человек просто выживает как умеет. Работы почти нет. Очень много шахт и заводов закрыли. Металлоприемники работают очень активно. Люди продолжают жить, пытаются работать. Кто-то для похорон ямки копает. Благо, магазины стараются оставаться открытыми. Да, там цены немножко дороже, на несколько гривен, чем в Донецке, но они почти на передовой работают. Больницы, школы, детсады работают ближе к центру Донецка. На окраине мало. Но пытаются работать. Уважаю их за это.

Какие там <a href="http://cityadspix.com/tsclick-IQBE4N35-GECAQUGV?&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&bt=20&pt=9&lt=2&tl=1&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&im=ODk1NS0wLTE0MzI4ODQ3NjMtMTQ1Nzg3NzY%3D&fid=NDQ1NzU2Nzc1&kw=%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B3%D0%B8" target="_blank" alt="payps.ru" title="payps.ru" style="">деньги</a>?

— Рубли и гривны. Сначала были гривны, потом ближе к весне, говорят, стали рубли вводить. Я не помню, потому что у нас вообще денег не было.

Не было вообще?

— У нас батальонное командование 4-го БТРГ, мать его так, республиканская ***** гвардия через *** кинула. Через 2,5 месяца боев на «передке» нам говорят: «Ребята, у вас был испытательный срок». В строю стоял гомерический хохот: «Для нас что, пули другие? Деревянные?». В соседних батальонах такого не было. Они нормально получали довольствие. У нас один такой был батальон. Его даже прозвали 624-й штрафбат. С комбатом не повезло. Он фактически подорвал боеспособность нашего батальона. Заглушил работу разведвзвода. Он был уличен в воровстве довольствия. Вот 5 пар берц нам поставили на всю роту за 3 месяца боев. Эта гнида тупо загнала нас в ***. Он присвоил наши деньги. При том о похожих случаях до этого я даже не слышал.

В нашей роте так было. Пацаны погибли когда, никто вопросов не задавал, почему мы за свой счёт их хороним, родные командиры в долги влезли. В один день у нас погибло 3 человека. Один 3 дня повоевал. Он с Дальнего Востока был. У него жена и двое детей. Второй — он вместе с отцом воевал. Третий… Его сестра у нас поваром работала. Все еще думали, что они встречались, потому что постоянно вместе сидели в обнимку. А после смерти оказалось, что сестра она ему. И вот когда отец сына похоронил, то пошел в штаб, чтобы получить довольствие за сына. Потому что они денег заняли, чтобы похоронить пацана. А ему сказали, что сын уволился накануне гибели и все довольствие получил. Поэтому я считаю, что этот комбат предатель. Говорят, сейчас его уже арестовали, правда.

Ты уже говорил выше, что тебе не заплатили довольствие.

— Ни рубля. Когда я уезжал, мне ребята из области собрали деньги на телефон, потому что мой разбился. И денег на дорогу домой у меня не было. Я пересек границу «Новороссия — Россия» <a href="http://cityadspix.com/tsclick-BQBE4NPP-VRMIQUYF?url=http%3A%2F%2Fwww.enter.ru%2Fproduct%2Fdoityourself%2Fdeflektor-kapota-lexus-lx570-2080101024561&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&bt=20&pt=9&lt=2&tl=3&im=Mjc3NS0wLTE0MzI4ODQ3NjMtMTk1MjMyNDQ%3D&fid=NDQ1NzU2Nzc1&prdct=09380a3f07340d3005&kw=%D1%81%20200" target="_blank" alt="Toyota Land Cruiser 200 / Lexus LX 570 с 2007 года выпуска. Руководство по ремонту и эксплуатации" title="Toyota Land Cruiser 200 / Lexus LX 570 с 2007 года выпуска. Руководство по ремонту и эксплуатации" style="">с 200</a> гривнами в кармане. Это около 400 рублей. Ребята с ополчения скинули, когда уезжал, на дорогу 300 гривен, и то последнее отдали. На 100 доехал. На границе 200 осталось. Пересек границу, остановился у знакомых. А потом ребята здесь на дорогу собрали.

В других ротах была похожая финансовая ситуация?

— Мы с соседними ротами очень слабо общались. Но насколько я знаю — нет. Вроде даже стабильно. Да и мы не сильно в их жизнь лезли, сколько платят и т.п., по одной простой причине: меньше знаешь — меньше при пытках скажешь. Мы старались меньше знать. И старались не узнавать то, что нас не касается. Потому что, если в плен попадешь, пытки все равно будут. 100%. Здесь даже вопроса не стояло. И лучше меньше знать.

А вы сами пленных брали?

— Нас командир напрягал, но живого никогда не взяли. Так складывалось. Из наших в плен никто не попадал. С нашего подразделения было понятно, что если человек попадает в плен, то лучше смерть.

То есть рассматривался вариант, что можно было ему… помочь?

— Помочь? Добить? Вынести — да, а добьет, если что, он себя сам, чтобы братьям потом груз не нести. Мы знали… Тут как…

Об этом не говорят в СМИ. Но наших пленных зверски пытали. У нас были борттехник и оператор-наводчик с БМП. Они приехали из-под Дебальцево. Они там в момент обмена пленными были. Укропы тогда толпу бомжей пригнали для массы. Еще разведчиков туда засовывали, которые должны были с этой стороны выяснять обстановку. И то, что в СМИ не говорят. Парни стеснялись. Но многих, кто в плен попал, тупо кастрировали. Из тех, кто вернулся, военнопленные — они в мясо были переломаны. Не инвалидом никто не вернулся. Чем такой плен — лучше граната на груди.

У вас такие случаи были?

— В плен из наших никто не попадал. Мы своих не бросали. Даже если подстреливали, мы тела забирали. К ротному и взводному поэтому было прекрасное отношение. Пацаны за 50 метров до «укропов» погибли. Ротный и взводный шли первыми забирать тела. На себе несли, мы своих не бросали.

А на противоположной стороне?

— Легенд по этому поводу ходит очень много. Лично мне рассказывали, что под Изварино тем же самым порядка 4 тысяч погибших украинских солдат просто сровняли с землей, бульдозерами в овражек стащили вместе с техникой. По мусоркам много тел валяется. Под Марьинкой, к примеру, задержали машину. Дядька возил продукты. Машину остановили, а он говорит, что его с той стороны взяли, машину нагрузили телами и сказали выбросить в ставок на нашей стороне. Они скрывают потери.

https://www.newkaliningrad.ru/upload/medialibrary/3e9/3e9bcf39c1e0c586309204c6653b36ad.jpg

«Георгиевские ленты не носили. Они в приборах ночного видения бликуют»

Как вы там отдыхали?

— Просто отсыпались, оружие чистили и пристреливали. Взрывали не разорвавшиеся снаряды. По хозяйству там что-нибудь делали, проводку починяли, к примеру. Учились пользоваться новыми видами оружия. Да чем там еще займешься. Мы жили этим. Ничего другого у нас просто не было. Всё личное имущество — курительная трубка да телефон. Вот и развлекайся с ними как хочешь. Где телефон с интернетом был, обычно ходил по рукам, письма домой писали.

Животные единственный антидепрессант был. В Луганске у нас жил кот, которого звали Трофей. Он единственный, кто выжил в Луганском аэропорту. Под снарядами прятался. В Донецке была кошка Марта. Много было животных. Люди уезжают, а животных многих побросали. В располагу много котов приходило. Три собаки было. Приживались, выбора у них нету. Были коты, которые на позиции, в окопах жили. К ним очень хорошо относились, подкармливали.

Праздники отмечали?

— Я 30-летие там отмечал. Командир шутил — давай в эфире скажем, что у тебя 30 лет. Они тебе фейерверк организуют. Шансов, что ты до следующего дня доживешь, — практически никаких: будут лупить со всего, что есть. Но если выживешь — на всю жизнь запомнишь. На Новый год елку ставили. Нашли где-то гирлянду, пару игрушек повесили. Если честно, все праздники проходили прекрасно. Даже в детстве у меня не было таких праздников. Каждый настолько искренен. По большому счету, если там еще и не праздновать — крыша съедет. Работа очень напряженная, очень тяжелая. Без отдыха там не выжить. И в праздники, и в будни пить было запрещено категорически. Выпил на позиции — расстрел. Никто и не рисковал. Так, один раз в располаге кто-то выпил. За что был наказан страшнейшим унижением. Его на 2 недели в подвал посадили. Потом исправительные работы. Ему на шею повесили бутылку на веревке, и вот он по территории с веничком ходил. Для солдата это страшнейшее унижение.

А за другие проступки как наказывали?

— За мародерство сразу расстрел. За алкоголь на передовой расстрел. За любое насилие в отношении местного населения — это тоже пуля без суда и следствия. Все это понимали. У нас случаев не было.

Но если ты оружие взял в бою, это не мародерство?

— Нет, конечно. То, что взял в бою, — трофей. Все, что убил, — все твое.

Что тебя там пугало?

— Смерть и, наверное, неизвестность. Очень сильно. Никогда не думал, что люди могут так сильно бояться, что есть такие оттенки страха. Поначалу, до первых обстрелов, было очень страшно. Начинаешь за все переживать, за всё подряд. Говорят, это нормально. Любой солдат это переживает. Потом значительно легче. Под конец вообще перестаешь об этом задумываться и перестаешь чего-то бояться. Человек не может чего-то так долго и постоянно бояться. Чувство страха атрофируется. Случается, после первого боя или обстрела уходят. Молодняк по нервяку срывался. Когда были первые погибшие, 15 человек рапорта написали. Тупо молодняк 18–20 лет. Самые хорошие солдаты — от 30 до 45 лет. Они уже спокойные, стойкие. С ними воевать одно удовольствие. Но нам с командиром жуть как повезло. Мы знали, что он нас откровенно на убой не отправит, эта мысль, конечно, радовала. С командиром нам реально повезло. Отважный и умный человек.

Тебе не было страшно, что ты в людей стреляешь и можешь их убить?

— Нет. Иначе зачем в руки оружие брать? Если ты с оружием в руках, ты понимаешь, что будешь убивать. И тебя будут убивать.

И ты убивал?

— Конечно.

Считал, скольких?

— Пойди там разбери, сколько на мине подорвалось. Кто их считал. Вот работает группа, и неизвестно, кто от чьей пули лег. Как говорил наш пулеметчик: «Если мы вдвоем вычисляем и ложим снайпера, что нам, каждому по пол-человека считать, что ли?». Отношение к тому, что происходит, было пофигистическое. Мы идем к ним, они идут к нам. Они мочат нас, мы их. Кто выжил, тот и прав.

Когда ты в бою, ты начинаешь верить в Бога, в высшие силы?

— По большому счету, да. Нас так часто вытаскивали, по таким краям выходили... Разные ситуации у нашего подразделения были. И ты думаешь: «Господи, вытащи, пожалуйста, твоего Зайца, просто вытащи его. Жизнь пересмотрю, постараюсь». И вытаскивал. У нас в подразделении 2 человека открыто молились перед боем и не смущались никого. Некоторые там <на войне> крещение принимали. А в батальоне у нас были люди всех вероисповеданий, кажется. Были и мусульмане несколько. Язычники были. И даже атеисты при ближнем рассмотрении уже не атеисты были. Когда мы уходили на боевые, замкомандира — позывной «Ведьма» — Одину хвалу возносила. И потерь больших у нас не было. Видимо, потому что нас берегли.

Основные принципы жизни там?

Все просто. Есть возможность поесть — ешь. Воду пить — пей. Спать — спи. Неизвестно, когда это будет. Больше боеприпасов — дольше сможешь вести бой. Одевайся не модно, а удобно. Следи за оружием. Ну, и сдаваться не надо. И как можно меньше общайся с мирным населением. Они все равно должны быть в стороне. И, по большому счету, тяжело с ними общаться. Они сильно переживают. С ними пообщаешься — начинаешь сам загоняться. Они просто загнанные люди. Задрюченные, безумно загнанные люди.

Мы с ними старались поменьше контактировать. Это неприятный момент, когда к тебе приходят со слезами на глазах спрашивают, «когда все это кончится». У людей реально глаза загнанных животных. Вот и все. Люди к нам относились очень хорошо. Потому что знали, откуда их бомбят, кто их бомбит. Но вопрос все равно к нам был о том, когда кончится все это. А херачили их на чем свет стоит. Реально, бесчеловечно их херачили.

Еще на войне грустить нельзя. Не надо ни о ком жалеть. Люди сражались. Это естественно. Да, гибель каждого солдата для семьи трагедия. Но, по факту, в общей массе это такая ерунда. Это естественная ситуация. О солдате можно попереживать ровно 5 минут. Дальше нельзя грузиться. Мы, когда мертвых товарищей везли, ехали в машине шутили. Смеялись. Кто-то из молодых сказал — как вы так можете, у нас же боевые друзья погибли. А как иначе? Вдруг боевая начнется, а мы сопли распускаем. По-другому никак. И не надо прятаться, шугаться. Если твоя пуля отлита — ты никуда от нее не денешься. Никогда не заморачивайся. Если ты заморочишься на смерть — пуля тебя найдет.

Почему решил домой вернуться?

— Устал. Я вообще думал на 3 месяца там остаться. Ну, как обычная боевая командировка раньше в Афганистан была, например. Но потом 3 месяца прошли, а ребята на передовой. А у меня специальность нужная, без нее никак. Сейчас их перевели. Да и я устал. Всему бывает предел. За полгода не было у меня ни одной увольнительной. Идешь на боевые. А перед глазами, как во сне, дом мерещится. Устал. Там 10 дней за год. Я даже в самом-то Донецке был всего 2 раза. Один раз — когда за документами ездил, уже увольнялся. Другой — когда ребята денежки перевели через Первый республиканский <a href="http://cityadspix.com/tsclick-HQBE4NVA-SLZKVXTQ?&sa=1559&sa2=mh-ts&sa3=&sa4=&sa5=&bt=20&pt=9&lt=2&tl=1&im=NDA1NS0wLTE0MzI4ODQ3NjMtMTA2MjYxNzc%3D&fid=NDQ1NzU2Nzc1&kw=%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%BA" target="_blank" alt="ezaem.ru" title="ezaem.ru" style="">банк</a>, чтобы телефон себе купил. И это красивейший мегаполис. Ощущение — как попал на другую планету. До этого 4 месяца, кроме грязи, крови и говна, ничего не видел. Только стрельба и это мессиво.

И вот пришел в штаб за документами. А там комендантские стоят. В новой форме, как по телевизору показывают. Их, кстати, любят по ТВ показывать. Ребят с передовой там не снимают. Форма красивая, новая. Разгрузочки нулевые. Моя разгрузка штопалась 4 раза. Я был 4-м человеком, который ее носил. Переходящая. Сейчас с ней пятый кто-то ходит. И вот у него автомат шикарный, шлем кевларовый, бронежилет. Ленточками обвешан, как елка. И первое желание — отобрать снарягу у него и дать по люлям. Нам же это там нужнее. А потом на передок никто все равно не поедет оружие забирать. Там же и лечь можно. Но там очень сильно обижались, когда ребята с передовой тиранили комендантских. О том мне ребята с других подразделений рассказывали. Но правда очень хотелось. У нас такого <оружия> не было.

И были случаи?

— Уже по возвращении ребята знакомые с Луганска рассказывали что такое однажды даже их боец сотворил.

Это расследовали?

— Говорят, у них свои же по щам сильно дают за такие вещи <потеря оружия>. Один передовой понавтыкал комендантскому, забрал у него автомат и поехал с ним воевать. Автомат вернули, безобразника сами жестоко попинали, тему замяли. А на передовой комендантских не любят. Ну. к ним не относятся как к равным. К ним никак не относятся. За редким исключением. Есть комендатура одна. И там ребята на «передке» посменно, естественно, к ним отношение другое, им уважуха, ребята боевые. А многие просто отсиживаются. Ходят там, следят типа за порядком.

https://www.newkaliningrad.ru/upload/medialibrary/f1f/f1f67ccb047a23a5008d77b847263525.jpg

А вы георгиевские ленты носили?

— Не носили. Они в приборах ночного видения сильно бликуют. Иногда их на плечи цепляли как сержантские ленты. Но крайне редко. Да и знаки отличия у нас не особо носили. То, что у меня есть. — это перед отъездом нашили. Когда сказал, что на «передуху» больше не пойду. Знаки отличия у нас были, когда группы уходили только. Вот уходят ребята, надевают, например, бинт на плечо и бинт на ногу. И все знают, что правая нога-левое плечо. Это свои. Знаки регулярно меняли. Например, 2 ноги или только запястья. У «укропов» свои обозначения, желтым скотчем или так же бинтами.

— По возвращении знаки отличия носишь?

— Нет. Только на 9 Мая надевал мышку (летучая мышь, отличительный знак тех. кто служил в разведке — прим «Нового Калининграда.Ru»). И то на гражданку. Военная разведка. Вроде как понтанулся.

— К 9 Мая ты уже вернулся в Калининград. Праздновали?

— С утра сходил на 1200. На мероприятия не ходил. Мне это не нравится. Наигранностью какой-то попахивает. Люди как-то наигранно ко всему относятся. Я не осуждаю. Может, в чем-то радуюсь, что они не видели войны. И хорошо, что не видели. Хотя я, может, просто загоняюсь. Сам с трудом понимаю, как и к чему я отношусь.

Как здесь тебе сейчас?

— Хреново, честно говоря.

Крыло в первые дни. Ночами не могу спать. Если мне на войне всегда снился дом, то здесь снится постоянно война. Ночами сплю по 2–3 часа, больше не могу. Когда у меня совсем крышу рвало, ребята приезжали и оставались со мной. Мы, когда приехали, с нашим пулеметчиком разговаривали. Он на неделю раньше меня приехал. Сидели, вспоминали. А ощущение, будто фильм про чужую жизнь смотрели. Не верили, что это все смогли пройти.

— Самое неприятное — это ощущение, будто предыдущая жизнь, которая до отъезда была, она очень-очень далекая. Как будто другого человека. Не помню многого. Меня девушка не дождалась с войны, обещала. А мы 4 года вместе были. Может, еще и это сказалось. Там было еще что хорошо. Люди во многом прямые, откровенные. Искренние. Там вроде как ты нужен. А когда я приехал… Без рубля в кармане… И если бы ребята знакомые мне тупо поесть не приносили, с которыми там воевали. Было так, что по нескольку дней не ел. По возвращении оказалось, что с работой здесь стало тяжелее. А приехал без работы, без всего, никому не нужный.

Какой себе ребята там жизнь представляют, когда война кончится?

— Все просто. Просто работать. Просто жить. Я вот мечтал, что, когда вернусь, буду трудиться, семью заведу, и жить этим. И у большинства такая мечта. Другого ничего людям там и не надо. О чем еще может человек мечтать, когда жизнь, вот она, к концу подходит. Там же много таких моментов. И ты в последний момент мечтаешь вернуться и просто жить. Когда по тревоге поднимали и мы на передовую бежали, в секунды эти думал обо всем, о чем можно. Кто-то молится, кто-то о близких вспоминает.

Отношение к жизни как изменилось после войны?

— Я просто очень сильно начал ценить жизнь. Сам факт в жизни. Понял: что бы ни было, я счастлив всегда. Потому что завтра этого может не быть. И определился, что для меня важно. Это — семья. На войне два самых частых вопроса, которые тебе задают — откуда ты и есть ли у тебя дети. Очень обидно будет, если ты умрешь, а после тебя никого не останется.

Думаешь, у них получится то, за что они воюют?

— Надеюсь. Они категорически настроены сражаться до конца. Вариант поражения никто просто не рассматривает. Они до последнего стоят. Было нас как-то на посту четверо. И я тогда только приехал и говорю: а если попрут в этом направлении. Мне отвечают: попрут — дадим отпор. А если десятки танков, артиллерия будет поддерживать? «Ну и что, нас же здесь четверо». Я был реально счастлив с ними воевать. Они стоят. Я видел людей, как мне рассказывали, вшестером держали направление в 600 метров фронта в течение месяца. Вшестером. И им не нужна пропаганда какая-то. Потому что и так все видно. И были моменты, когда мы именно там были счастливы.

Не жалеешь, что поехал?

— У нас была одна шутка с пулеметчиком. Мы говорили еще в Луганске — а вот представь, что мы будем в такой ситуации, что у нас не будет патронов и, что говорится, кругом 500 и наших нет. И в Донецке у нас случилась такая ситуация. И сидим такие, и он мне говорит: «А помнишь, мы в Луганске об этом говорили? Что получится такая ситуация. Жалеешь?» — «Нет». Тогда мечтали, что еще будем в Калининграде сидеть, пиво пить, смотреть «Белое солнце пустыни» (плачет). И мы вернулись, и сидели, и пиво с таранькой пили, смотрели «Белое солнце».

Что тебе родители сказали, когда ты вернулся?

— Они не знали, куда и зачем я поехал. Когда увидели по возвращении, все понятно стало, гражданских вещей-то, кроме трусов, никаких не осталось. Они 2 дня со мной не разговаривали. А потом мать уже сказала: «История повторяется — дед против фашистов воевал, и теперь ты воевал».

Ты не думал о том, чтобы вернуться на Украину?

— Я бы не хотел об этом говорить. В МЧС бы пошел работать. Я ведь… людей убивал. Теперь и спасать надо.

Фото — Виталий Невар

Текст: Алёна Пятраускайте
https://www.newkaliningrad.ru/news/comm … -prav.html

Для липовых мемуаров ветеранов липовой войны тут вообще темы нет. Ну может Дмитрий , админ, придумает, туда и перенесется.

Отредактировано горожанин (2015-05-29 10:35:42)

-1

48

Dmitry" написал(а):

Если меня например заставить убивать, ну например саблей, например человек двадцать подряд, то потеряю рассудок примерно на четвёртом случае. Причина не в слабости, а в том, что так заложено Богом.


Примером может послужить случай, произошедший с главарём профессиональных убийц Генрихом Гиммлером на массовом расстреле в Минске летом 41-го года, причём лично он никого не расстреливал, а только наблюдал казнь.

Эмануил ИОФФЕ, профессор БГПУ им.М.Танка, доктор исторических наук

...Гиммлер упивался картиной казни ставших ненужными, непригодными к работе узников гетто, любовался слаженными, отработанными действиями эсэсовцев. Следует отметить, что в то время при массовых казнях палачи еще обычно не принимали особых мер предосторожности. Часто случалось, что тяжело раненного узника закапывали вместе с убитыми без лишних формальностей. Именно так происходило и во время этой казни. Все шло четко, строго по сценарию. И никто, разумеется, не ожидал, что Гиммлер «оплошает»: ему стало плохо от вида льющейся крови и от того, что две еврейки были только ранены, а не убиты сразу. Когда рейхсфюрер СС, по приказу которого производились массовые убийства, увидел, как падают несчастные, включая и женщин, как они продолжают шевелиться и звать на помощь, Гиммлер утратил вдруг свою вошедшую в поговорку бесстрастность и впал в полуобморочное состояние.

Он кричал на эсэсовцев, обвинял их в плохой стрельбе и, трясясь в истерике, чуть было совсем не потерял сознание, но его ловко подхватил на руки начальник его личного штаба Карл Вольф. Он же помог шефу добраться до «хорьха» с номером «SS‑1», который в сопровождении охраны сразу же устремился к вокзалу, где Гиммлера ожидал личный бронепоезд...

+1

49

горожанин написал(а):

Самый глубокий слепок психики и образа мыслей орка я встречал у Адамовича в "Карателях".

Антон, получается, что Адамович ещё в 70-х годах прекрасно знал о Нелюди и пытался это донести до широких масс?

Алесь Михайлович Адамович "Каратели"

Нелюдь
     ...Пыль и кровавое месиво! Не нужна мне Москва. Как и Петербург не нужен. Пусть содрогнется мир: я с корнем вырву два ноющих зуба Европы. В Гималаях эхо отзовется. Впереди — Иран, Ирак, Египет, Индия… И Тибет! Наконец-то никто не будет стоять между мной и Ними!..
     Холодная, скользко-вогнутая, замкнутая Вселенная, а в ней солнечно освещенная ниша. Как стеклянная мухоловка. Стенка из синего бесконечного льда. Там, снаружи — Их глаза. В круглой нише, внутри ледяной Вселенной ползают по изогнутой стенке те, кто называет себя людьми. (И воображают, что они не внутри шара, а на поверхности — «на планете».) Снаружи — Они. Глаза льда. Нет, огненные Глаза! Я, только я вижу Их. О, не легко было выманить Их из тысячелетней дали и выси! И остановить, удержать на себе. На Германии. Мои людендорфы думают, что под Москвой меня русские остановили. Нет, меня, нас оставили Они! Отвели Глаза в сторону, и лед пополз, стал побеждать. Огонь отступил. Отвернулись на миг, чтобы мы ощутили, что с нами будет, если оставят насовсем. Как его оставили, отдав в мои руки. Не сибирские дивизии и не Америка страшить должны, а Их гнев. И не гнев это, а внезапное безразличие, отсутствие. Их нет, и лед наступает на нишу. Надо быть Их огнем, Их гневом и ужасом, и тогда Глаза снова смотрят, ждут, требуют...

Возможный союз Гитлера и Сталина против Атлантического альянса
     ...Не союзы, не коалиции страшно потерять. Их не было никогда у Германии — союзников надежных. Главное для нас — не упустить время. И единственно важный союз — с Ними, с Могуществами. Значение имеет лишь то, что Они меня избрали, и я с Ними. Я знаю, я-то знаю, что, прежде чем заметить меня, Глаза остановились на нем. На моем главном противнике. И за это я ненавижу его больше, чем за его большевизм, которым мой Йозеф пугает Европу и Америку. Они к нему присматривались, я это понял, примеривались, оценивали. Он объявился раньше, и там Азия, это ближе. Глаза на нем стояли, пока мы копошились на этом европейском полуостровишке — в своем Мюнхене, и когда даже Берлин не был наш...

     ...Да, я опоздал, а он был прямо под Ними. Проклятая география! Проклятый полуостровишко — Европа!..

Глобальна бойня
     ...Нет, мне еще надо было докричаться до них — до Главных Союзников. Политический жаргон, шепоток иносказания для Них не годились. Нужно было во весь голос и открытым текстом. Они должны были увидеть, что я готов исполнить Их дело, погрузиться в такую кровь, на какую никто не решался, по крайней мере, в открытую. Они должны были поверить, что моя борьба — Их борьба. Ведь Им безразлично куда — с Востока на Запад или с Запада на Восток течет река крови. Важно, чтобы текла и чтобы это не ручеек был, а всеобновляющий поток, уносящий весь мусор истории, расовый сор. Цена идеи исчисляется кровью. Моя стоит больше — в Их глазах. Ни одна идея не обещала столько очистительной крови, огня…

     ...Надо знать, помнить, что все наши чувства, цели, наши интересы, границы и пр. и пр. для Них — необязательное, воображаемое. Как и обычное наше представление, что земля — каменный шар, круглая глыба. Из людей я один это знаю, один я вижу Их глаза и нашу «планету» как она есть, — ледяной шар изнутри. Какое острое наслаждение носить в себе высшее знание, выдерживать направленный на тебя Их взгляд — Глаза Ужаса!...

Тварные
     ...И не подозревают, даже мои ближайшие «номера», что Новые Люди уже здесь, присутствуют, действуют, и я — их посланец. Важнейший фактор то, что я существую...

Тварь-подсадка
     ...Я вас вижу всех и до конца, вы меня — на сколько хватает вашей смелости. И сколько я позволю. Наша с вами общая тайна кончается там, где начинается только моя. И где начинается тайна моего общения с Могуществами. С Ними я разговариваю не на немецком. Я сам это не сразу обнаружил. Почему-то совсем не задумывался раньше, на каком мы разговариваем, когда Глаза Ужаса смотрят мне в лицо. Ева пугается, спрашивает, что со мной, готова голову мою пощупать, если бы не боялась, что рассержусь. И больше всего пугает ее, что разговариваю на незнакомом языке...

Орки
     ...И не самое трудное их чахоточный остров. Что остров: закрыть для посещения на годик-два, предварительно запустив туда все эти батальоны, что сейчас практикуются на Востоке. Бах-Зелевский докладывал, что у них там, особенно в Белоруссии, много поучительного, достойного внимания… Так вот, закрыть остров, а потом распахнуть: заходите, смотрите! Что такое, куда девались эти англичане? Был такой народ, говорите? Хорошенько ищите, хорошенько! Что-нибудь да осталось, если был…

Отредактировано swed.loki (2015-05-30 00:44:58)

+3

50

swed.loki написал(а):

Антон, получается, что Адамович ещё в 70-х годах прекрасно знал о Нелюди и пытался это донести до широких масс?

Да, давно пытаюсь это сказать.
Это и другое - в цитатах - подано от имени Гитлера (полупосвященного в "генплан", успешно разыгрывавшего "большую бойню", однажды решившего, что он не пешка и замененного в 44-м), в другой подаче это было бы отцензурировано, но это его собственное восприятие, он сам "из огненной деревни".

Ну и о Гитлере. Обращу внимание на эпизод под Ипром , якобы "газовая атака ипритом", которую он благополучно пережил. Про какое-то еще применение описанного "иприта" - в сети и книжности муть кромешная. Масштабное использование генодряни в  разгар "империалистической войны".

+3

51

Еще одна достаточно подробная история "несостоявшегося реквизита", на этот раз с другой виртуально воюющей "стороны".

Помимо конвейерного убоя "украинских добровольцев", о котором шла речь в первом сообщении этой темы, "реквизит" обеспечивается, как мы выяснили в других темах, работниками медицинских учреждений и похоронного бизнеса, имеющими доступ к трупам людей в силу должностного положения. Сегодняшнее сообщение - от свидетелей еще одного источника "реквизита".

Такие рассказы будут появляться неизбежно. Цех вынужден прикрывать деятельность "реквизиторов" - в данном случае легендой о том, что отдельные подразделения "ополчения ЛНР" вышли из подчинения и занялись массовыми убийствами таких же "ополченцев" и гражданских людей, потому что оказались укомплектованы преступниками, извращенцами, в том числе на командных должностях.

Слабое прикрытие. Но совсем без прикрытия, хотя бы такого, ни один ресурс и СМИ эти вещи публиковать не будет. Все СМИ, как и официоз, государственные органы и пр., обязаны не только поддерживать постановки, но и прикрывать внематричную мразь, обеспечивающую "реквизит" для показа медийной войны.

Насколько достоверен рассказ в части "Одесских подвалов" и "пропускания бойцов ополчения" через те "подвалы" - кого-то для пожизненного молчания о том, что они узнали, а кого и для приобщения к цеху "реквизиторов"? В этой части - полная и безусловная правда. Вспомните о телах людей со следами прижизненных истязаний, использованных для показа медийной войны, начиная с "боевиков" Балбасовки, депутата Рыбака, "павших" бойцов обеих сторон в Волновахе и Донецке, многочисленных "погибших от обстрелов" хунты/сепаратистов (для разных матриц) рубленных телах без капли крови в Луганске, Горловке, Петровском, обезглавленных и расчлененных "укропов" с "ополченцами" в аэропорту, "котлах", и т.д. , и т.д.

Вот таким образом они и делались.
Те же самые "ополченцы", названные преступниками и маньяками, были и "правосеками", глумившимися над украинскими военными в первом сообщении этой темы.

Источники-авторы, несомненно, получили некоторые гарантии, за помощь в матричном прикрытии потрошительской команды. Учитывайте это. Иначе бы мы даже и в таком виде этого не прочитали.

Текст от участницы событий в рассказах о ключевых эпизодах - очень динамичные диктофонные записи, обработанные и приведенные в читабельный вид профессиональным журналистом.

Внутренний мир мрази весьма точно показан  здесь  , только надо убрать матричную шелуху.

Множество эпизодов деятельности этой мрази есть на сирийских видео. В Сирии мразь раскрутилась полномасштабно. В Украине только начала раскручиваться.

+18! Нервным не смотреть

Сирия. Съемочная стройка. Орки делают убитых боевиков
http://www.youtube.com/watch?v=yyd2NLlZfLo

"Расстреливали, закапывали, насиловали, ставили опыты"
источник здесь http://ura.ru/articles/1036265474

Свернутый текст

http://images.vfl.ru/ii/1438683655/3bee8cfb/9474879.jpg

Между добровольными защитниками ЛНР — война. Кровавая и беспощадная. Один из батальонов превратился в банду и «обнуляет» своих. От историй леденеет кровь в жилах.

В Луганской народной республике арестованы два замкомандира одного из батальонов, бойцы которого устраивали на «своей территории» бесчинства: издевались над мирными, брали в плен военнослужащих других подразделений, убивали своих же — ради денег или тех, кто не желал мириться с беспределом. Один боец чудом выжил после того, как командиры прострелили ему голову, другой, получив четыре пули, смог выбраться из могилы, в которую его закопали. В откровенном интервью выжившие рассказали «URA.Ru» о том, что творилось в их «бандитском батальоне». Ребята скрываются сейчас в России, но их жизни все равно угрожает опасность: комбат, по-прежнему находящийся на свободе, обещает убить всех, кто его сдал.

Боевое подразделение, поначалу самоотверженно воевавшее за идею Новороссии, от полной бесконтрольности за год войны превратилось в подлинное бандформирование. «У нас люди с больной психикой, мэр нас боится, милиция под нами». МВД Луганской республики возбудило уголовное дело и провело первые аресты, но пока не в состоянии контролировать ситуацию.
— Смотрите, что он мне пишет! «В ментовку подалась? Думаешь, я тебя не достану? Скоро жди гостей!»

По скайпу Марина показывает мне сообщение от своего бывшего командира. Девушка в панике: тот грозится «обнулить» ее вместе с мужем Евгением и маленьким ребенком. Марина сейчас находится в России, но даже вдали от ЛНР ей есть чего бояться: по ее словам, комбат — настоящий маньяк, а среди подчиненных у него немало россиян, которые могут приехать в любую точку России. Мстить есть за что: сбежавшие бойцы готовы рассказать всю правду о том, как вооруженное подразделение рулило целым городом в ЛНР, при этом убивая и закапывая неугодных.

Марина и ее муж вышли на меня — через волонтеров, знакомых с историей  о донецкой снайперше Веселине Черданцевой  , которая расстреляла своего зама-десантника. Расследование «URA.Ru» убедило бывших бойцов ополчения, которые сейчас не доверяют никому, что нам можно рассказать правду.

http://images.vfl.ru/ii/1438684574/1078a7dd/9475022.jpg
Начальник особого отдела батальона «Брянка СССР» Сеня «Восток». Фото: группа «СССР Брянка» ВКонтакте

«БРЯНКА СССР»

— Наш батальон называется «Брянка СССР», находится в городе Брянка. В батальоне около 400 человек. Мой муж Женя (позывной Арбат) был заместителем командира батальона по материально-техническому обеспечению. К нему обращались все, начиная от предпринимателей и заканчивая депутатами и мэром города — чтобы сделать что-то для города.

— Где воюет батальон?

— У нас есть передовая в Первомайске, и то она в 4 км от настоящей передовой. В общем, наша передовая — на самом деле тыловая. Соответственно, и стреляем мы с города.

— Изначально, когда подразделение только создавалось, нас было 15 человек и три автомата, — добавляет ее муж Евгений. — Ходили в диверсионные операции: постреляли — свалили. Но тогда еще воевали, а сейчас особо не воюем. Последняя крупная операция — Дебальцево, да и то как на одной улице засели, так там и просидели несколько дней.
Марина: — Наше подразделение держалось на пиаре: выехали в поле, постреляли с «Града», сняли эффектное видео — нам нужно было обратить на себя внимание, чтобы люди помогали, чтоб шла гуманитарная помощь.

— А от Луганской республики было какое-то обеспечение?

— Нет, мы не входим в структуру войск ЛНР, по сегодняшним законам мы считаемся бандформированием. У нас нет военных билетов, мы не давали присягу. В батальоне кого только нет: кто пришел — тому и дают оружие. Деньги нам не платят, мы служим за идею и тарелку каши. Ребята в основном сидят голодные, а командирский состав кушает колбаску и мясо.

— Почему подразделение не вошло в состав войск ЛНР?

— Командиры говорили, мы против ЛНР — за Новороссию. Но, говорили, что госбезопасность не дает луганскому МВД нас разоружить. Сейчас на батальон много уголовных дел: убийства, пропажа людей. Кроме того, наш командир, как нам сейчас стало известно, получает за нас деньги. На данный момент в подразделении числится более 400 человек, и на каждого, начиная от рядового, начисляют по 250—300 долларов (командирский состав — больше), но мы этих денег никогда не видели, даже не знали об этом.

— Сколько человек в верхушке батальона пилят деньги?

— Три-четыре человека: комбат Дима Пендюрин (Лютый), зам по боевым действиям Крым (Михаил), начальник особого отдела Сеня Восток (имя — Сергей).

http://images.vfl.ru/ii/1438684696/548e02b2/9475046.jpg
Это ополченец Лютый, которого боятся и свои, и чужие. Фото: группа «СССР Брянка» ВКонтакте

— Откуда батальон получал деньги?

— Не знаю, откуда шли деньги на личный состав, лично я, как зам по МТО, занимался металлом: разбираются заводы, шахты — рабочие режут оборудование на цветной и черный металл.

— Много ли можно заработать на сдаче лома?

Марина: В день Женя возил командиру по 50-100-150 тысяч гривен (в рублях — в два-три раза больше, прим. ред). Привезет, сдаст пакет денег, а куда командир потом их девает, только он сам знает. Я знаю точно, что по сей день по ночам с краснопольевской шахты вывозится металл нашим подразделением.

При этом Женя каждый день отвозил командиру пачки денег. Всегда честно говорил комбату: «Я себе прикурю?». Ну что он прикуривал? Возьмет себе со ста тысяч пятьсот гривен нам на продукты. Я всегда говорила: «Женя, не вези 150, командир на самом деле не знает, сколько ты делаешь, привезти ему сотку!» А он кричал: «Да ты че, пацаны голодные сидят, как ты мне можешь такое предлагать!» В конечном счете так и получилось: Дима все деньги клал себе на карман, а мы все деньги тратили: то на еду, то на соляру, то на похороны. А командир покупает земли в Севастополе, Симферополе, Ростове.

СКВОЗНОЕ В ГОЛОВУ

— Расскажите о вашем ранении.

Марина: — Это была бытовая ссора.

Предыстория такая: в Красной горке был уголовник, который изнасиловал и убил двух девочек 13 и 14 лет.
Наши ребята заехали в горотдел, забрали его (у нас есть доступ в горотдел, к пленным, которые там находятся) заставляли его вылизывать туалет и снимали все это на видео. Потом оно попало в Интернет, и вот в тот вечер (это было в ночь на 21 апреля) Женя и Сеня Восток стали спорить, кто его выложил, откуда полгорода знает про это видео. Закусились, начали друг друга оскорблять. Этот говорит: «Я тебя буду ждать у подъезда и убью». Женя отвечает: «Ты крыса, ты скрысил деньги».
(как уже говорилось в связи с одним из самых мразотных видео "укровойны" о "разгроме бойцами ЛНР батальона "Айдар" http://www.youtube.com/watch?v=Mog_2cymxGI  , мразям дают на глумление уголовников)

http://images.vfl.ru/ii/1438685450/1869daad/9475131.jpg

Фото: Фото: из личного архива семьи раненого

Женя: — Перед этим была такая история: я через него передал на базу пять тысяч гривен, а он забрал эти деньги себе: прогулял, прокутил. И когда я напомнил про это, он говорит: «Ничего себе предъява!» Он когда-то сидел на «малолетке» (зоне для малолетних преступников — прим. ред.) в Волгограде, и его это сильно задело".

Марина: — Когда я увидела, что Сеня достал пистолет, я начала выбивать его из его рук. Он упал на стенку, выстрелил и все равно попал Жене в голову. Я достала свой пистолет, хотела выстрелить в него — меня сразу положили на землю, Женю потащили в одну сторону, меня — в другую. Женя сильно стонал: пуля вошла в правый висок и вышла в левом темени. Он хрипел, кричал, мне сказали, что все, он умрет. Коля-рыжий достал автомат и хотел его убить, дескать, он же мучается.

— Что за Коля?

— Николай Грибунов, позывной «Синоптик» — он есть в сюжете, который про нас снимал «1 Канал». У меня сразу забрали мобильный телефон, пистолет, даже не дали вызвать скорую. Если бы я не надавила Коле-рыжему на совесть, не напомнила ему, как мы похоронили его сына, не факт, что Женя был бы жив.

— А что за история с сыном?

— 1 января с его сыном случилось то же самое, только пуля была с ПКМ (с пулемета) и так разнесла ему затылок, что он не выжил.

— Стреляли тоже свои?

— Да.

(Об этом же не раз говорил персонаж первого поста. Не догадываясь, что для тварюков и в той, и в другой форме "своих" не бывает)

Когда это случилось, Коля спросил у комбата: «Братан, разреши, я его добью, пацан же мучается, ему же больно!» Папа — сына, представляете?

Комбат говорит: «Не гони, может, он еще выживет». Вызвали ему скорую, повезли в городок, по пути в больницу он умер. Мы организовали ему проводы, похороны очень хорошие.

Я упала перед Колей на колени, стала ему напоминать про сына: «Если бы ты сразу помог Витьку, может быть, он бы выжил». Меня держали пленные, я вырываюсь, говорю им: «Я всех вас порежу, если вы меня не отпустите». Они меня отпускают, я бегу к Жене, меня опять начинают убирать в сторону.

— Зачем они это делали?

— Они его хотели добить. Меня, похоже, тоже. Я кричала: «Женька, не умирай, дыши!». Они говорили: «Закройте ей рот, что она орет!» Думаю, нас хотели сразу закопать: Крым набрал комбату и говорит: «Что с ней делать?» Комбат сказал: «Если бы это была не ты — давно бы уже закопали». Я это понимаю: при мне не одного человека закапывали. Я им в чем-то даже благодарна, что я сейчас жива, что меня не убили сразу. Сейчас на нас вешают все грехи, но это уже другой вопрос".

Коля все же подогнал свой микроавтобус, Женю погрузили и привезли в брянковскую больницу. Меня отнесли в штаб, начали мне давать таблетки с водой.

http://images.vfl.ru/ii/1438685806/5f52607f/9475189.jpg

Фото: из личного архива семьи раненого

Когда приехали в больницу, его уже забрали на операцию: почистили череп и сказали, что он умрет. Я стала просить комбата отвезти Женю в Луганск, он стал делать вид, что звонит, но в итоге развернулся и уехал. Через знакомых я дозвонились до женщины в министерстве здравоохранения, и за нами прислали реанимобиль. В Луганск приехали в полпервого ночи. Там у врачей тоже особо надежд не было: все это время он был без сознания. Я умоляла, они сделали повторную операцию, после которой он еще три дня пролежал в коме.

— Сколько лечились?

— В больнице мы пробыли полтора месяца, в июне его перевели в другую больницу для продолжения лечения. Его пристегивали, привязывали: он был невменяем, ходил под себя. Сейчас он немного как дитя, «мамой» меня иногда называет, но в общем почти пришел в норму.

(Еще один фактор выживания: наверняка и по состоянию, и по бумагам у парня будет либо уже есть группа инвалидности по части головы. Обычно их оставляют в покое; свидетелями такие люди априори не могут быть ни в каких процессуальных действиях. Реальную угрозу цеху несла женщина)

Все это время мы общались с командиром по телефону, поддерживали связь, хотя ребята со двора стали мне звонить и сообщать: «Марина, тут под вас мутят». Видимо, чтобы я не начала квакать о том, как это произошло на самом деле. Командир мне сразу, как только все произошло, сказал: «Смотри, это случилось на передовой». Я говорю: «Да ну, брось».

— То есть изначально вы не хотели шума?

— Нет, конечно. Когда мы лежали в Луганске в больнице, ко мне несколько раз приезжали люди из разных спецслужб, в том числе из ФСБ, задавали вопросы. (все спецслужбы, как и все "органы права и законности" обязаны прикрывать мразь) Говорили, что на наше подразделение скопилось уже много уголовных дел о мародерстве, убийствах. Но я никого не сдавала: говорила, что я была там с мужем, ничего не знаю, все это случилось на передовой. И первое, что я сделала, когда вышла от них — набрала комбату и рассказала обо всем. На что он сказал: «Будут донимать — забьешь с ними стрелу, мы подъедем, их всех расстреляем». Мне все очень это не нравилось. И когда мне эти люди перезванивали, я говорила: «Сейчас не могу, мне некогда!». Нам выставили охрану.

(Еще одна случайность, позволившая остаться в живых: каждый из связывавшихся цеховиков решил, что выживший - креатура и объект компетенции другого подразделения цеха)

ВЫЛЕЗ ИЗ МОГИЛЫ

— За что на подразделение могли возбудить уголовные дела?

— Вещи в нашем батальоне творились очень страшные. У нас есть друг Вадик со Стаханова, до войны он был начальником ГАИ по Перевальскому району, у него было много связей, с помощью которых он хорошо помогал нашей базе, сам начал служить в нашем подразделении. 29 июня 2014 года его закопали в Луганском аэропорту, но он смог выжить. Расстрелял его сам командир батальона.

— За что расстрелял?

— Из-за денег — 300 тысяч гривен. Вадик ехал выкупать своего друга у подразделения «Сокол» из Перевальска.

— То есть ополченцы взяли в плен ополченца?

— У нас часто такое бывает, если вы не в курсе. Если мы встречаем какого-то пьяного по форме, мы обязаны забрать его к себе «на подвал». Потом уже решаем, стоит или не стоит отдавать его его командиру и вообще стоит ли звонить — все зависит от того, как он себя поведет и насколько у нас шикарное настроение. Если хорошее, мы можем ничего с ним не сделать.

(Лукавит источник. Представляет махновскую вольницу: хочу - отпущу, хочу - убью. У мрази и свое руководство, и свой статус среди "ополчения", повыше липовых генеральских "ЛНР-вских табелей о рангах", как и у "правосеков" из первого сообщения в украинских "добровольческих батальонах". Не клоунам - номинальным командирам решать, что делать с теми или иными "реквизитами".)

Женя: — За друга Вадика просили два миллиона гривен, Вадик порешал на 300 тысяч. С ним ехало еще три человека. Всех остановили, заставили выкопать себе могилы и закопали. Расстреливали Бес, Дима, Коля-рыжий.  (Никого и никогда за деньги не выпускали, хотя и от денег не отказывались) В Вадика было сделано пять выстрелов, он упал и хрипел. Эти говорят: «Да он живой!» и выстрелили еще раз, контрольный, в шею. И закопали. Но так как у него сильные легкие, он смог как-то вылезти из могилы, дополз до дороги, какой-то дедушка вызвал ему скорую.

(Не сильные легкие, а сами мрази его и спасли, закопав. Прижатая земля пропиталась кровью и "заклеила" раны, крови в теле осталось достаточно для жизни; все жизненные процессы в это время на минимуме, поэтому хватило и воздуха в почве - наверняка это был сухой песчаник)

Под чужой фамилией 22 дня пролежал он в Луганской областной больнице в коме, когда пришел в себя — даже не знал, кому из друзей звонить, чтобы в батальоне не узнали, что он выжил. (ключевой момент в истории выживания "реквизита"; и хорошо, что не вспомнил, его обыскались, пока он смотрел небо ясное в бессознании; в последующем наверняка врал с три короба, чтобы личность не раскрыть) Друзья и волонтеры вывезли его в Ростов, там тоже делали операцию, сейчас он жив, находится в России.

— Про расстрел Вадика знали в батальоне? Какая была официальная версия?

Марина: — Знали, но не все. Версия была, как обычно: "нацик-предатель". Как говорит Дима в таких случаях: «Поступила информация».

КОМБАТ — МАНЬЯЧЕЛЛО

— Расскажите о вашем командире.

— Дима из бедной семьи, мать — алкоголичка, в семье пятеро детей, они часто ходили побирались. Дима ходил голодный — моя сестра и мать, бывало, кормили его. Вечно засаленный, грязный, работал на копанках. Как человек он был отзывчивый — пока не почувствовал вкус денег. Больной на голову: я всегда называла его «Маньячелло». Когда я узнала, что он стал командиром, я обалдела и поначалу не поверила. Когда на базе по рации сказали «Комбат на въезд» и я вышла посмотреть и увидела его, я была в шоке.

(один к одному персонаж "Армии нелюдей" со ссылки перед текстом поста)

— Как такой человек стал командиром?

— Еще когда в Луганске брали СБУ с палками против ментов с автоматами (апрель 2014-го — прим.ред), он был среди первых 8-15 человек с Брянки. Сперва у него позывной был «404» — у него была футболка с такой надписью. И когда они решили сделать свое подразделение, путем голосования решили: «Пусть будем Димон» (ответственности никто не хотел). После этого «404-й» резко стал «Лютым» и стал постепенно развивать свою бурную деятельность.

(Чушь про "луганский штурм". Милиция открыла дорогу, толпа медленно вошла в темпе очереди за пивом. Информативно в этом признании то, что цех использует для самых массовых постановок ВСЕ массовки, какие имеет в наличии. От орков до редактора МК Донбасс Дурнева))) )

На нас сейчас вешают все: всех наших ребят, которых убили при мне, на моих глазах и которых до сих пор ищут родители. Если я начну рассказывать все в красках, у вас зубы вспотеют. Как заставляли парней плавать и стреляли по ним, чтобы они быстрей плыли. Как потом вырезались пули, как отрезались головы. Все те люди из нашего города, которые на моих глазах погибли и которые закопаны у нас на базе, как собаки, за загоном для страусов — там целое кладбище.

Родители их ищут и не знают, где они. Я же не выйду и не скажу им: «Ой, а я знаю, где ваш сын закопан».

Меня всегда возмущало, что творится на базе, я даже тырила в санчасти обезболивающие таблетки и давала пленным: они же все больные, простреленные, у кого ухо отрезано, у кого нога.

(Отрезание ушей - обычная практика уголовного мира в отношении провинившихся в чем-то "своих" - мы уже видели такого "свидетеля" грабовского "крушения" - http://www.youtube.com/watch?v=M_ZWDqP3MwI. Простреленные ноги - средство против побега. Перечитайте Лескова "Очарованный странник" - как степняки решали эту проблему с пленными. Вспомните этих "сирийских боевиков", у нескольких порезаны сухожилия на ногах -  фото. )

— А пленные — это в основном кто?

— Это гражданские, кто нарушил комендантский час, кого задержали пьяным. Или вот жена позвонила: «Муж меня бьет». Его забрали, убили, закопали, а на следующий день она приходит: «Отдайте мужа, скотины, проклинаю вас». Ей говорят: «А чего ж ты вчера пришла и написала на него заявление Востоку?» Восток у нас исполняет всю черную работу: убийства, насилие.

(Ясен пень, все "убитые укропы", "ополченцы", "мирные жители, попавшие под обстрел" в многочисленных "видео войны" - бомжи и пропавшие без вести гражданские лица; весной-летом на этих фото-видео-сессиях использовались еще киевский "реквизит" - до 800 человек "пропало без вести" в дни Майдана)

ВСЮ ПОЛИЦИЮ ЗАБРАЛИ В ПЛЕН

— Полиции-то в Брянке совсем нет?

— Есть, начальник — Коля Востряков.
Но вся милиция — под нами: как мы скажем, так и будет.
Если меня, просто жену Арбата, запросто пускали в подвал, что уж говорить про командиров.

— Сколько пленных на базе?

— От одного до 30-50.

— Что с ними делали?

— Большую часть убивали, забивали, насиловали как девочек, издевались, стреляли, ставили опыты. За кого привезли бабки (родители, родственники), тех отпускали целыми и невредимыми — так, надают лопатой по спине.

(Это матричное прикрытие. Никого не отпустят без соучастия или за деньги. Цех сейчас будет представлять людям, что такие команды на таких "базах" похищали людей за деньги, но это не тот процветавший, воспетый книгами и кинематографом бизнес 90-х.)

— Насиловали мужики мужиков? Неужели это кому-то интересно?

— Как бы вам объяснить? В батальон понабирали кого угодно, многие — с больной психикой.

(еще раз - к блестящему показу внутреннего мира орко-мрази; все то же делала и та особь; люди они только снаружи, внутренне это полная нелюдь)

— А что за опыты?

— Ну, например, что будет, если мы тебе пенис отрежем.

— Реально отрезали?

— Реально распиливали болгарками людей.

— Такими были все 400 бойцов батальона?

— Не все, конечно, было много нормальных ребят. Но просто так уйти с базы было нельзя — только, как у нас говорят, «через Одессу» — это значит, богу душу отдать.

(Молчит источник о том, что не просто душу отдают, а СОУЧАСТВУЮТ, с болгарками и прочим. Гарантии, что выйдешь "через Одессу" живым после того, как тебе стало известно об этой "Одессе", цех даст только за максимальную плату, после чего будешь помалкивать о том, что тебе стало известно, до конца дней.

Упоминание об Одессе объясняется только одним: эта мразь проходила Одессу в "одесский холокост" 2 мая 2014, делая "реквизит" в Доме Профсоюзов и пыталась делать зрелище на все времена - горящих падающих людей вместе с поэтом Негатуровым. Другого контекста этой поговорки в подобных обстоятельствах и в подобном обществе быть не может.)

НЕЛЕГАЛЫ

— Как вы с Женей попали в Россию?

— Еще когда мы лежали в Луганске в больнице, сразу несколько человек мне сказали, что нам надо срочно уезжать. Это говорили и люди из луганской милиции, и наши ребята с базы мне звонили: «Забирай Жеку, уезжайте срочно, под вас мутят, хотят вас вкатать». Я до последнего не верила, наоборот, звонила Диме, мол так и так, он отвечал: «Маринка, не верь, скажи, кто это сказал, я его расстреляю!». А потом в какой-то день он обзвонил всех моих подруг и попросил: «Когда Марина будет ехать в Брянку с Луганска, наберите мне, мне надо с ней встретиться, пообщаться».

— Что заставило вас изменить точку зрения?

— Один близкий человек с базы, когда он позвонил и сказал напрямую: вас хотят убить. Я сперва не поверила, обратилась к знакомому к луганском МВД, он все подтвердил. Я связалась с людьми в России, с одной женщиной, которая потеряла близкого человека, сказала ей: «У нас похожая ситуация» — она помогла на выехать в Россию. Ребенок с нами.

(В первом посте темы и здесь рефреном идет взаимопомощь людей в сверх-ситуации, когда ни на одно ведомство, службу, орган, государство, бога или черта с рогами рассчитывать нельзя, а рассчитывать можно только на человеческую взаимовыручку.

Точно так же "реквизита" из первого поста люди предупреждали об опасности и в конце концов спасли жизнь, вовремя сообщив, что таким, как он, выжившим, будет "контрольный призыв", из которого уже точно свидетели не придут. А затем он сам занимался этим же, связываясь с известными ему выжившими из его части )

— Дальнейшие мысли?

— Каша в голове. Мы хотим домой, хотим нормально жить, работать, здесь, в России, мы никому не нужны. Но домой нельзя, потому что там нас хотят убить, посадить за какие-то трупы, которые на нас вешают. Знакомые из Луганска говорят: не вздумайте сюда ехать. Мы очень переживаем за родственников, которые по-прежнему в Брянке: не хочу, чтобы мою мать убили за чужие грехи.

P.S. В Министерстве внутренних дел Луганской народной республики подтвердили, что проводилась спецоперация и расследуется уголовное дело, связанное с деятельностью вооруженного формирования «Брянка СССР». Однако руководитель следственных мероприятий от комментариев отказался. Между тем, по собственной информации «URA.Ru», в настоящий момент арестованы два зама командира батальона — Крым и Сеня Восток. Сам комбат Дмитрий Пендюрин «Лютый» по-прежнему находится на свободе.

+6

52

#p18517,Брунгильда написал(а):

Я думаю, это психопаты, как  они описаны в книге Роберта Хаэра "Лишённые совести: пугающий мир психопатов".Маленькая книжка, прочтите, если в инете найдете, где скачать.

Книга потрясающая, очень на многое открывает глаза. Дает четкое понимание того, как распознать "тварь", "орка" по конкретным характерным признакам. Вполне заслуживает отдельной темы. Скачать, почитать можно здесь:
Лишённые совести: пугающий мир психопатов

+1

53

#p70791,Наливайко написал(а):

Скачать, почитать можно здесь:
Лишённые совести: пугающий мир психопатов

Ссылка не работает.  Качать, читать здесь.

+2


Вы здесь » The 9/11 Truth Movement » Разное «тревожное» » Исповедь несостоявшегося "реквизита"