Наверх
Вниз

The 9/11 Truth Movement

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The 9/11 Truth Movement » Затваренное » Твари


Твари

Сообщений 541 страница 560 из 578

541

#p111795,Прокопий написал(а):

Миру надо Жить, выживают паразиты

  живут  без  особого сопротивления среды паразиты, живут мало и плохо в неосободружественной среде животные, а осознанные люди  именно выживают, из-за того, что умеют  строить логические связи  между событиями и причинами

Отредактировано Лилия Гежа (2017-04-19 12:59:15)

0

542

#p113597,Лилия Гежа написал(а):

осознанные люди  именно выживают, из-за того, что умеют  строить логические связи  между событиями и причинами

Осознаные (осознавшие) - Живут ) неосознаные или несознательные? сначала себя загоняют в опу а потом изо всех сил начинают выживать Это как "борьба за чистоту", не гадь где попало и бороться непридется...

Отредактировано Прокопий (2017-04-19 13:16:35)

0

543

#p113620,Прокопий написал(а):

Осознаные (осознавшие) - Живут ) неосознаные или несознательные? сначала себя загоняют в опу а потом изо всех сил начинают выживать Это как "борьба за чистоту", не гадь где попало и бороться непридется...

у нас с вами  разница в понимании  многозначной терминологии,  у вас общее, бытовое, у меня  более  научное - жизнь - физиологическое существование человека,  жить можно и будучи "овощем" без осознания и сознания... выживание подразумевает  работу сознания, лобных долей с их пресловутой логикой связи причины и следствия

Отредактировано Лилия Гежа (2017-04-19 14:34:50)

+1

544

про биороботов яхве (господя) простым языком

да я знаю, что он из ссср, но очарователен своим нестандартным мышлением и оптимизмом))

0

545

В Индии родился козлёнок-циклоп, которому теперь поклоняются местные жители

India’s Cyclops Baby Goat

В индийском штате Ассаме родился козлёнок-циклоп, которому стали поклоняться все местные жители. Ветеринары утверждали, что животное погибнет через несколько дней после рождения, однако прошла неделя и пока детёныш не собирается умирать. В связи с этим люди уверены, что животное является священным, сообщает Metro.

Такой дефект называется "циклопия", когда глазные яблоки полностью или частично сращены и помещены в одной глазнице. Дефект возникает из-за хромосомной мутации или принятия матерью тератогенных веществ. Как правило, "циклопы" погибают на первых днях жизни.

https://life.ru/t/жесть/1008595/v_indii_rodilsia_kozlionok-tsiklop_kotoromu_tiepier_pokloniaiutsia_miestnyie_zhitieli

0

546

Уважаемый Горожанин.
Так выглядит результат затваривания?

http://www.vesti.ru/doc.html?id=2891500

0

547

#p118146,Sadovod написал(а):

Уважаемый Горожанин.
Так выглядит результат затваривания?

http://www.vesti.ru/doc.html?id=2891500


Это генетическая аномалия, не без сакральной хромосомы ясен пень.

Man Branded A GHOST Because Of Rare Skin Condition
http://www.yapfiles.ru/show/1696111/65a … show=print

Затваренных в телеящике без этого хватает. Хотя бы в любых репортажах с любых встреч любых випов. Других в актерах-випах не бывает.

+1

548

тебе известно, что во время 2 мировой в концлагерях для англичан были разрешены посылки от родных и Красного креста? Тебе известно, что у англичан была минимальная смертность,тогда как славян, цыган и евреев просто уничтожали голодом, работой, пытками и опытами над людьми?

В деле убийства русских еще японцы поднаторели: знаменитый отряд 731 (отряд японских военных преступников и врачей-убийц, проводивший опыты над китайцами, русскими и другими национальностями). Вот это твари так твари, орки так орки (Япония императора Хирохито до и во время Второй мировой даст прикурить любому Гитлеру, кстати, одно из самых чудовищных государств в истории вообще- людей в одном Китае поубивала просто без счета)... Знаменитая документалка Елены Масюк (слабонервным лучше не смотреть):

Отредактировано zurcherbank (2017-06-04 20:32:52)

0

549

Читал про опыты этой бригады мрази отряд 731.

От некоторых подробностей шевелились волосы на загривке.

Это 100% не человеки, это нелюди тварили.

+2

550

#p119491,pitbull написал(а):

Читал про опыты этой бригады мрази отряд 731.

От некоторых подробностей шевелились волосы на загривке.

Это 100% не человеки, это нелюди тварили.

И это еще только официальная инфа, кто его знает, что вне официальной истории осталось..
Масюк в своей документалке брала кадры из художественного фильма "Человек за солнцем" - фильм страшноватый, но, может, кому интересно будет:
Человек за солнцем

+1

551

#p119493,zurcherbank написал(а):

Масюк в своей документалке брала кадры из художественного фильма


это как вообще допустимо?

0

552

#p119483,zurcherbank написал(а):

В деле убийства русских еще японцы поднаторели: знаменитый отряд 731 (отряд японских военных преступников и врачей-убийц, проводивший опыты над китайцами, русскими и другими национальностями). Вот это твари так твари, орки так орки (Япония императора Хирохито до и во время Второй мировой даст прикурить любому Гитлеру, кстати, одно из самых чудовищных государств в истории вообще- людей в одном Китае поубивала просто без счета)... Знаменитая документалка Елены Масюк (слабонервным лучше не смотреть):


то что тебе кажется сейчас душераздирающим, всего 100-150 лет было банальным течением дел.

еще не так давно 18-летние снайперши выбивали мозги фашистам, и посмотри на сегодняшних 18-летних независимых.

Отредактировано Деревенский (2017-06-11 22:43:26)

0

553

#p119483,zurcherbank написал(а):

врачей-убийц, проводивший опыты над китайцами, русскими и другими национальностями)


кстати, жуткая, но очень полезная штука: ведь результатами таких зверских опытов
пользуются до сих пор (и будут дальше).
Немцы морозили пленных и составляли таблицы - и теперь мы знаем, сколько минут
человек выживает в ледяной воде. А как иначе бы узнали?
Американцы и советы посылали батальоны солдат в район ядерного заражения - и теперь в армии и ГО (МЧС)
есть точные таблицы возможных потерь при определенном уровне радиации и уровни
опасного и безопасного  облучения.
Жутко? А как иначе бы могли быть составлены такие таблицы и получена такая ПОЛЕЗНАЯ информация?

Это как в том анекдоте про Ржевского: "е..у и плачу, плачу и е...у..."

+1

554

Василий Шукшин. "Охота жить"

Поляна на взгорке, на поляне - избушка.

Избушка - так себе, амбар, рядов в тринадцать-четырнадцать, в одно оконце, без сеней, а то и без крыши. Кто их издревле рубит по тайге?.. Приходят по весне какие-то люди, валят сосняк поровней, ошкуривают... А ближе к осени погожими днями за какую-нибудь неделю в три-четыре топора срубят. Найдется и глина поблизости, и камни - собьют камелек, и трубу на крышу выведут, и нары сколотят - живи не хочу!

Зайдешь в такую избушку зимой - жилым духом не пахнет. На стенах, в пазах, куржак, в ладонь толщиной, промозглый запах застоялого дыма.

Но вот затрещали в камельке поленья... Потянуло густым волглым запахом оттаивающей глины; со стен каплет. Угарно. Лучше набить полный камелек и выйти пока на улицу, нарубить загодя дровишек... Через полчаса в избушке теплее и не тяжко. Можно скинуть полушубок и наторкать в камелек еще дополна. Стены слегка парят, тихое блаженство, радость. "А-а!..- хочется сказать.- Вот так-то". Теперь уж везде почти сухо, но доски нар еще холодные. Ничего - скоро. Можно пока кинуть на них полушубок, под голову мешок с харчами, ноги - к камельку. И дремота охватит - сил нет. Лень встать и подкинуть еще в камелек. А надо.

В камельке целая огненно-рыжая горка углей. Поленья сразу вспыхивают, как береста. Тут же, перед камельком, чурбачок. Можно сесть на него, закурить и - думать. Одному хорошо думается. Темно. Только из щелей камелька светится; свет этот играет на полу, на стенах, на потолке. И вспоминается бог знает что! Вспомнится вдруг, как первый раз провожал девку. Шел рядом и молчал как дурак... И сам не заметишь, что сидишь и ухмыляешься. Черт ее знает - хорошо!

Совсем тепло. Можно чайку заварить. Кирпичного, зеленого. Он травой пахнет, лето вспоминается.

...Так в сумерки сидел перед камельком старик Никитич, посасывал трубочку. В избушке было жарко. А на улице - морозно. На душе у Никитича легко. С малых лет таскался он по тайге - промышлял. Белковал, а случалось, медведя-шатуна укладывал. Для этого в левом кармане полушубка постоянно носил пять-шесть патронов с картечным зарядом. Любил тайгу. Особенно зимой. Тишина такая, что маленько давит. Но одиночество не гнетет, свободно делается; Никитич, прищурившись, оглядывался кругом - знал: он один безраздельный хозяин этого большого белого царства.

...Сидел Никитич, курил.

Прошаркали на улице лыжи, потом - стихло. В оконце вроде кто-то заглянул. Потом опять скрипуче шаркнули лыжи - к крыльцу. В дверь стукнули два раза палкой.
- Есть кто-нибудь?
Голос молодой, осипший от мороза и долгого молчания - не умеет человек сам с собой разговаривать.
"Не охотник",- понял Никитич, охотник не станет спрашивать зайдет, и все.
- Есть!
Тот, за дверью, отстегнул лыжи, приставил их к стене, скрипнул ступенькой крыльца... Дверь приоткрылась, и в белом облаке пара Никитич едва разглядел высокого парня в подпоясанной стеганке, в ватных штанах, в старой солдатской шапке.
- Кто тут?
- Человек,- Никитич пожег лучину, поднял над головой.
Некоторое время молча смотрели друг на друга.
- Один, что ли?
- Один.
Парень прошел к камельку, снял рукавицы, взял их под мышку, протянул руки к плите.
- Мороз, черт его...
- Мороз.- Тут только заметил Никитич, что парень без ружья. Нет, не охотник.
Не похож. Ни лицом, ни одежкой.- Март - он ишо свое возьмет.
- Какой март? Апрель ведь.
- Это по-новому. А по-старому - март. У нас говорят: марток надевай двое порток. Легко одетый.- Что ружья нет, старик промолчал.
- Ничего,- сказал парень.- Один здесь?
- Один. Ты уж спрашивал.
Парень ничего не сказал на это.
- Садись. Чайку щас поставим.
- Отогреюсь малость...- Выговор у парня нездешний, расейский. Старика разбирало любопытство, но вековой обычай - не лезть сразу с расспросами - был сильнее любопытства,
Парень отогрел руки, закурил папироску.
- Хорошо у тебя. Тепло.
Когда он прикуривал, Никитич лучше разглядел его - красивое бледное лицо с пушистыми ресницами. С жадностью затянулся, приоткрыл рот - сверкнули два передних золотых зуба. Оброс. Бородка аккуратная, чуть кучерявится на скулах... Исхудал... Перехватил взгляд старика, приподнял догорающую спичку, внимательно посмотрел на него. Бросил спичку. Взгляд Никитичу запомнился: прямой, смелый... И какой-то "стылый" так - определил Никитич. И подумал некстати: "Девки таких любят".
- Садись, чего стоять-то?
Парень улыбнулся:
- Так не говорят, отец. Говорят - присаживайся.
- Ну, присаживайся. А пошто не говорят? У нас говорят.
- Присесть можно. Никто не придет еще?
- Теперь кто? Поздно. А придет, места хватит.- Никитич подвинулся на пеньке, парень присел рядом, опять протянул руки к огню. Руки - не рабочие. Но парень, видно, здоровый. И улыбка его понравилась Никитичу - не "охальная", простецкая, сдержанная. Да еще эти зубы золотые... Красивый парень. Сбрей ему сейчас бородку, надень костюмчик - учитель, Никитич очень любил учителей.
- Иолог какой-нибудь? - спросил он.
- Кто? - не понял парень.
- Ну... эти, по тайге-то ищут...
- А-а... Да.
- Как же без ружьишка-то? Рыск.
- Отстал от своих,- неохотно сказал парень.- Деревня твоя далеко?
- Верст полтораста.
Парень кивнул головой, прикрыл глаза, некоторое время сидел так, наслаждаясь теплом, потом встряхнулся, вздохнул:
- Устал,
- Долго один-то идешь?
- Долго. У тебя выпить нету?
- Найдется.
Парень оживился:
- Хорошо! А то аж душа трясется. Замерзнуть к черту можно. Апрель называется...
Никитич вышел на улицу, принес мешочек с салом. Засветил фонарь под потолком.
- Вас бы хошь учили маленько, как быть в тайге одному... А то посылают, а вы откуда знаете! Я вон лонись нашел одного - вытаял весной. Молодой тоже. Тоже с бородкой. В одеяло завернулся - и все, и окочурился.- Никитич нарезал сало на краешке нар.- А меня пусти одного, я всю зиму проживу, не охну. Только бы заряды были. Да спички.
- В избушку-то все равно лезешь.
- Дак а раз она есть, чего же мне на снегу-то валяться? Я не лиходей себе. Парень распоясался, снял фуфайку... Прошелся по избушке. Широкоплечий, статный. Отогрелся, взгляд потеплел - рад, видно, до смерти, что набрел на тепло, нашел живую душу. Еще закурил одну. Папиросами хорошо пахло. Никитич любил поговорить с городскими людьми. Он презирал их за беспомощность в тайге; случалось, подрабатывал, провожая какую-нибудь поисковую партию, в душе подсмеивался над ними, но любил слушать их разговоры и охотно сам беседовал. Его умиляло, что они разговаривают с ним ласково, снисходительно похохатывают, а сами оставь их одних - пропадут, как сосунки слепые. Еще интересней, когда в партии - две-три девки. Терпят, не жалуются. И все вроде они такие же, и никак не хотят, чтоб им помогали. Спят все в куче. И ничего - не безобразничают. Доводись до деревенских - греха не оберешься. А эти ничего. А ведь бывают - одно загляденье: штаны узкие наденет, кофту какую-нибудь тесную, косынкой от мошки закутается, вся кругленькая кукла и кукла, а ребята - ничего, как так и надо.
- Кого ищете-то?
- Где?
- Ну, ходите-то.
Парень усмехнулся себе:
- Долю.
- Доля... Она, брат, как налим, склизкая: вроде ухватил ее, вроде - вот она, в руках, а не тут-то было.- Никитич настроился было поговорить, как обычно с городскими - позаковырестей, когда внимательно слушают и переглядываются меж собой, а какой-нибудь возьмет да еще в тетрадку карандашиком чего-нибудь запишет. А Никитич может рассуждать таким манером хоть всю ночь - только развесь уши. Свои бы, деревенские, боталом обозвали, а эти слушают. Приятно. И сам иногда подумает о себе: складно выходит, язви тя. Такие турусы разведет, что тебе поп раньше. И лесины-то у него с душой: не тронь ее, не секи топором зазря, а то засохнет, и сам засохнешь - тоска навалится, и засохнешь, и не догадаешься, отчего тоска такая. Или вот: понаедут из города с ружьями и давай направо-налево: трах-бах! - кого попало: самку - самку, самца - самца, лишь бы убить. За такие дела надо руки выдергивать. Убил ты ее, медведицу, а у ей двое маленьких. Подохнут. То ты одну шкуру добыл, а подожди маленько-три будет. Бестолковое дело - душу на зверье тешить.- Вот те и доля,- продолжал Никитич,
Только парню не хотелось слушать. Подошел к окну, долго всматривался в темень. Сказал, как очнулся;
- Все равно весна скоро.
- Придет, никуда не денется. Садись, Закусим чем бог послал.
Натаяли в котелке снегу, разбавили спирт, выпили. Закусили мерзлым салом. Совсем на душе хорошо сделалось, Никитич подкинул в камелек. А парня опять потянуло к окну. Отогрел дыханием кружок на стекле и все смотрел и смотрел в ночь,
- Кого ты щас там увидишь? - удивился Никитич. Ему хотелось поговорить.
- Воля,- сказал парень, И вздохнул. Но не грустно вздохнул. И про волю сказал - крепко, зло и напористо, Откачнулся от окна.
- Дай еще выпить, отец.- Расстегнул ворот черной сатиновой рубахи, гулко хлопнул себя по груди широкой ладонью, погладил.- Душа просит.
- Поел бы, а то с голодухи-то развезет.
- Не развезет. Меня не развезет,- И ласково и крепко приобнял старика за шею. И пропел:
А в камере смертной,
Сырой и холодной,
Седой появился старик...
И улыбнулся ласково. Глаза у парня горели ясным, радостным блеском.
- Выпьем, добрый человек.
- Наскучал один-то,- Никитич тоже улыбнулся. Парень все больше и больше нравился ему. Молодой, сильный, красивый. А мог пропасть,- Так, парень, пропасть можно. Без ружьишка в тайге - поганое дело.
- Не пропадем, отец. Еще поживем!
И опять сказал это крепко, и на миг глаза его заглянули куда-то далеко-далеко и опять "остыли"... И непонятно было, о чем он подумал, как будто что-то вспомнил, Но вспоминать ему это "что-то" не хотелось. Запрокинул стакан, одним глотком осушил до дна. Крякнул. Крутнул головой. Пожевал сала. Закурил. Встал - не сиделось. Прошелся широким шагом по избушке, остановился посредине, подбоченился и опять куда-то далеко засмотрелся.
- Охота жить, отец,
- Жить всем охота. Мне, думаешь, неохота? А мне уж скоро...
- Охота жить! - упрямо, с веселой злостью повторил большой красивый парень, не слушая старика.- Ты ее не знаешь, жизнь. Она...Подумал, стиснул зубы: - Она - дорогуша. Милая! Роднуля моя.
Захмелевший Никитич хихикнул:
- Ты про жись, как все одно про бабу.
- Бабы - дешевки.- Парня накаляло какое-то упрямое, дерзкое, радостное чувство. Он не слушал старика, говорил сам, а тому хотелось его слушать. Властная сила парня стала и его подмывать.
- Бабы, они... конечно. Но без них тоже...
- Возьмем мы ее, дорогушу,- парень выкинул вперед руки, сжал кулаки,- возьмем, милую, за горлышко... Помнишь Колю-профессора? Забыла? - Парень с кем-то разговаривал и очень удивился, что его "забыли". - Колю-то!.. А Коля помнит тебя. Коля тебя не забыл.- Он не то радовался, не то собирался кому-то зло мстить.- А я - вот он. Прошу, мадам, на пару ласковых, Я не обижу. Но ты мне отдашь все. Все! Возьму!..
- Правда, што ли, баба так раскипятила? - спросил удивленный Никитич.
Парень тряхнул головой:
- Эту бабу зовут - воля. Ты тоже не знаешь ее, отец, Ты - зверь, тебе здесь хорошо. Но ты не знаешь, как горят огни в большом городе. Они манят. Там милые, хорошие люди, у них тепло, мягко, играет музыка. Они вежливые и очень боятся смерти. А я иду по городу, и он весь мой. Почему же они там, а я здесь? Понимаешь?
- Не навечно же ты здесь...
- Не понимаешь.- Парень говорил серьезно, строго.- Я должен быть там, потому что я никого не боюсь. Я не боюсь смерти. Значит, жизнь моя.
Старик качнул головой:
- Не пойму, паря, к чему ты?
Парень подошел к нарам, налил в стаканы. Он как будто сразу устал.
- Из тюрьмы бегу, отец,- сказал без всякого выражения.- Давай?
Никитич машинально звякнул своим стаканом о стакан парня. Парень выпил. Посмотрел на старика... Тот все еще держал стакан в руке. Глядел снизу на парня,
- Что?
- Как же это?
- Пей,- велел парень. Хотел еще закурить, но пачка оказалась пустой.- Дай твоего.
- У меня листовуха.
- Черт с ней.
Закурили. Парень присел на чурбак, ближе к огню.
Долго молчали.
- Поймают вить,- сказал Никитич. Ему не то что жаль стало парня, а он представил вдруг, как ведут его, крупного, красивого, под ружьем. И жаль стало его молодость, и красоту, и силу. Сцапают - и все, все псу под хвост: никому от его красоты ни жарко ни холодно. Зачем же она была? - Зря,- сказал он трезво.
- Чего?
- Бежишь-то. Теперь не ранешное время - поймают.
Парень промолчал. Задумчиво смотрел на огонь. Склонился. Подкинул в камелек полено.
- Надо бы досидеть... Зря.
- Перестань! - резко оборвал парень. Он тоже как-то странно отрезвел.- У меня своя башка на плечах.
- Это знамо дело,- согласился Никитич.- Далеко идти-то?
- Помолчи пока.
"Мать с отцом есть, наверно,- подумал Никитич, глядя в затылок парню.- Придет-обрадует, сукин сын".
Минут пять молчали. Старик выколотил золу из трубочки и набил снова. Парень все смотрел на огонь,
- Деревня твоя - райцентр или нет? - спросил он, не оборачиваясь.
- Какой райцентр! До району от нас еще девяносто верст. Пропадешь ты. Зимнее дело - по тайге...
- Дня три поживу у тебя - наберусь силенок,- не попросил, просто сказал.
- Живи, мне што. Много, видно, оставалось - не утерпел?
- Много.
- А за што давали?
- Такие вопросы никому никогда не задавай, отец.
Никитич попыхтел угасающей трубочкой, раскурил, затянулся и закашлялся. Сказал, кашляя:
- Мне што!.. Жалко только. Поймают...
- Бог не выдаст - свинья не съест. Дешево меня не возьмешь, Давай спать.
- Ложись. Я подожду, пока дровишки прогорят,- трубу закрыть. А то замерзнем к утру.
Парень расстелил на нарах фуфайку, поискал глазами, что положить под голову. Увидел на стене ружье Никитича. Подошел, снял, осмотрел, повесил.
- Старенькое.
- Ничо, служит пока. Вон там в углу кошма лежит, ты ее под себя, а куфайку-то под голову сверни. А ноги вот сюда протяни, к камельку. К утру все одно выстынет.
Парень расстелил кошму, вытянулся, шумно вздохнул.
- Маленький Ташкент,- к чему-то сказал он.- Не боишься меня, отец?
- Тебя-то,- изумился старик.- А чего тебя бояться?
- Ну... я ж лагерник. Может, за убийство сидел.
- За убивство тебя бог накажет, не люди. От людей можно побегать, а от его не уйдешь.
- Ты верующий, что ли? Кержак, наверно?
- Кержак!.. Стал бы кержак с тобой водку пить.
- Это верно. А насчет боженек ты мне мозги не... Меня тошнит от них.- Парень говорил с ленцой, чуть осевшим голосом.- Если бы я встретил где-нибудь этого вашего Христа, я бы ему с ходу кишки выпустил.
- За што?
- За што?,. За то, что сказки рассказывал, врал. Добрых людей нет! А он - добренький, терпеть учил. Паскуда! - Голос парня снова стал обретать недавнюю крепость и злость. Только веселости в голосе уже не было.- Кто добрый? Я? Ты?
- Я, к примеру, за свою жись никому никакого худа не сделал...
- А зверей бьешь! Разве он учил?
- Сравнил хрен с пальцем. То - человек, а то - зверь,
- Живое существо - сами же трепетесь, сволочи.
Лицо парня Никитич не видел, но оно стояло у него в глазах бледное, с бородкой; дико и нелепо звучал в теплой тишине избушки свирепый голос безнадежно избитого судьбой человека с таким хорошим, с таким прекрасным лицом.
- Ты чего рассерчал-то на меня?
- Не врите! Не обманывайте людей, святоши. Учили вас терпеть? Терпите! А то не успеет помолиться и тут же штаны спускает - за бабу хляет, гадина. Я бы сейчас нового Христа выдумал: чтоб он по морде учил бить. Врешь? Получай, сука, погань!
- Не поганься,- строго сказал Никитич.- Пустили тебя, как доброго человека, а ты лаяться начал. Обиделся - посадили! Значит, было за што. Кто тебе виноват?!
- М-м…- парень скрипнул зубами. Промолчал.
- Я не поп, и здесь тебе не церква, чтобы злобой своей харкать. Здесь - тайга: все одинаковые. Помни это. А то и до воли своей не добежишь - сломишь голову. Знаешь, говорят: молодец - против овец, а спроть молодца - сам овца. Найдется и на тебя лихой человек. Обидишь вот так вот - ни за што ни про што, он тебе покажет, где волю искать.
- Не сердись, отец,- примирительно сказал парень.- Ненавижу, когда жить учат, Душа кипит! Суют в нос слякоть всякую, глистов: вот хорошие, вот как жить надо. Ненавижу! - почти крикнул.- Не буду так жить. Врут! Мертвечиной пахнет! Чистых, умытых покойничков мы все жалеем, все любим, а ты живых полюби, грязных. Нету на земле святых! Я их не видел. Зачем их выдумывать?! - парень привстал на локоть; смутно - пятном - белело в сумраке, в углу, его лицо, зло и жутковато сверкали глаза.
- Поостынешь маленько, поймешь: не было ба добрых людей, жись ба давно остановилась. Сожрали бы друг друга или перерезались. Это никакой меня не Христос учил, сам так щитаю. А святых - это верно: нету. Я сам вроде ничо, никто не скажет: плохой или злой там. А молодой был... Недалеко тут кержацкий скит стоял, за согрой, семья жила: старик со старухой да дочь ихная годов двадцати пяти, Они, может, не такие уж старые были, старики-то, а мне казалось тогда старые. Они потом ушли куда-то. Ну, дак вот: была у их дочь. Все божественные, спасу нет: от людей ушли, от греха, дескать, подальше. А я эту дочь-ту заманил раз в березник и... это... ла-ла с ей. Хорошая девка была, здоровая. До ребенка дело дошло. А уж я женатый был...
- А говоришь, худою ничего не делал?
- Вот и выходит, што я не святой. Я не насильничал, правда, лаской донял, а все одно... дитя-то пустил по свету. Спомнишь - жалко. Большой уж теперь, материт, поди.
- Жизнь дал человеку - не убил. И ее, может, спас. Может, она после этого рванула от них. А так довели бы они ее со своими молитвами: повесилась бы на суку где-нибудь, и все. И мужика бы ни разу не узнала. Хорошее дело сделал, не переживай.
- Хорошее или плохое, а было так. Хорошего-то мало, конешно.
- Там еще осталось?
- Спиртяги? Есть маленько. Пей, я не хочу больше.
Парень выпил. Опять крякнул. Не стал закусывать.
- Много пьешь-то?
- Нет, это... просто перемерз. Пить надо не так, отец. Надо красиво пить. Музыка... Хорошие сигареты, шампанское... Женщины. Чтоб тихо, культурно.- Парень опять размечтался, лег, закинул руки за голову.- Бардаки презираю. Это не люди - скот. М-м, как можно красиво жить! Если я за одну ночь семь раз заигрывал с курносой - так? - если она меня гладила костлявой рукой и хотела поцеловать в лоб,- я устаю, Я потом отдыхаю, Я наслаждаюсь и люблю жизнь больше всех прокуроров, вместе взятых. Ты говоришь - риск? А я говорю - да. Пусть обмирает душа, пусть она дрожит, как овечий хвост,- я иду прямо, я не споткнусь и не поверну назад.
- Ты кем работал до этого? - поинтересовался Никитич,
- Я? Агентом по снабжению. По культурным связям с зарубежными странами. Вообще я был ученый. Я был доцентом на тему: "Что такое колорадский жук и как с ним бороться",- Парень замолчал, а через минуту сонным голосом сказал: - Все, отец... Я ушел.
- Спи.
Никитич пошуровал короткой клюкой в камельке, набил трубочку и стал думать про парня. Вот тебе и жизнь - все дадено человеку: красивый, здоровый, башка вроде недурная... А... что? Дальше что? По лесам бегать? Нет, это город их доводит до ручки. Они там свихнулись все. Внуки Никитича - трое - тоже живут в большом городе. Двое учатся, один работает, женат. Они не хвастают, как этот, но их тянет в город. Когда они приезжают летом, им скучно. Никитич достает ружья, водит в тайгу и ждет, что они просветлеют, отдохнут душой и проветрят мозги от ученья. Они притворяются, что им хорошо, а Никитичу становится неловко: у него больше ничего нет, чем порадовать внуков. Ему тяжело становится, как будто он обманул их. У них на уме один город. И этот, на нарах, без ума в город рвется. На его месте надо уйти подальше, вырыть землянку и пять лет не показываться, если уж сидеть невмоготу стало. А он снова туда, где на каждом шагу могут за шкирку взять. И ведь знает, что возьмут, а идет... "Что за сила такая в этом городе! Ну ладно, я - старик, я бывал там три раза всего, я не понимаю... Согласен, Там весело и огней много. Но раз я не понимаю, так я и не хаю. Охота там? На здоровье, а мне здесь хорошо. Но так получается, что они приходят оттуда и нос воротят: скучно, тоска. Да присмотрись хорошенько! Ты же увидеть-то ничего не успел, а уж давай молоть про свой город. А посмотри, как, к примеру, муравей живет. Или - крот. Да любая животина!.. Возьми приглядись для интереса. А потом думай: много ты про жизнь знаешь или нет? Вы мне - сказки про город?.. А если я начну рассказывать, сколько я знаю! Но меня не слушают, а на вас глаза пялят - городской. А мне хрен с тобой, что ты городской, что ты штиблетами по тротуару форсишь. Дофорсился вот: отвалили лет пятнадцать, наверно, за красивую-то жизнь. Магазин, наверно, подломил, не иначе. Шиканул разок - и загремел. И опять на рога лезет. Сам! Это уж, значит, не может без города. Опять на какой-нибудь магазин нацелился. Шампанское... а откуда оно, шампанское-то, возьмется? Дурачье... Сожрет он вас, город, с костями вместе. И жалко дураков. И ничего сделать нельзя. Не докажешь".
Дрова в камельке догорели. Никитич дождался, когда последние искорки умерли в золе, закрыл трубу, погасил фонарь, лег рядом с парнем. Тот глубоко и ровно дышал, неловко подвернув под себя руку. Даже не шевельнулся, когда Никитич поправил его руку.
"Намаялся,- подумал Никитич.- Дурило... А кто заставляет? Эх, вы!!"
...За полночь на улице, около избушки, зашумели. Послышались голоса двух или трех мужчин.
Парень рывком привстал - как не спал. Никитич тоже приподнял голову.
- Кто это? - быстро спросил парень.
- Шут их знает.
Парень рванулся с нар - к двери, послушал, зашарил рукой по стене - искал ружье. Никитич догадался,
- Ну-ка, не дури! - прикрикнул негромко.- Хуже беды наделаешь,
- Кто это? - опять спросил парень.
- Не знаю, тебе говорят.
- Не пускай, закройся.
- Дурак. Кто в избушке закрывается? Нечем закрываться-то. Ложись и не шевелися.
- Ну, дед!..
Парень не успел досказать. Кто-то поднялся на крыльцо и искал рукой скобу. Парень ужом скользнул на нары, еще успел шепнуть:
- Отец, клянусь богом, чертом, дьяволом: продашь... Умоляю, старик. Век...
- Лежи,- велел Никитич.
Дверь распахнулась.
- Ага! - весело сказал густой бас. - Я же говорил: кто-то есть, Тепло, входите!
- Закрывай дверь-то! - сердито сказал Никитич, слезая с нар. - Обрадовался тепло! Расшиперься пошире - совсем жарко будет.
- Все в порядке,- сказал бас.- И тепло, и хозяин приветливый.
Никитич засветил фонарь.
Вошли еще двое. Одного Никитич знал: начальник районной милиции. Его все охотники знали: мучил охотничьими билетами и заставлял платить взносы.
- Емельянов? - спросил начальник, высокий упитанный мужчина лет под пятьдесят.- Так?
- Так, товарищ Протокин.
- Ну вот!.. Принимай гостей.
Трое стали раздеваться.
- Пострелять? - не без иронии спросил Никитич. Он не любил этих наезжающих стрелков: только пошумят и уедут.
- Надо размяться маленько. А это кто? - Начальник увидел парня на нарах.
- Иолог,- нехотя пояснил Никитич.- От партии отстал.
- Заблудился, что ли?
- Но.
- У нас что-то неизвестно. Куда ушли, он говорил?
- Кого он наговорит! Едва рот разевал: замерзал. Спиртом напоил его - щас спит как мертвый.
Начальник зажег спичку, поднес близко к лицу парня, У того не дрогнул ни один мускул. Ровно дышал.
- Накачал ты его.- Спичка начальника погасла.- Что же у нас-то ничего не известно?
- Может, не успели еще сообщить? - сказал один из пришедших.
- Да нет, видно, долго бродит уже. Не говорил он, сколько один ходит?
- Нет,- ответствовал Никитич.- Отстал, говорит. И все.
- Пусть проспится. Завтра выясним. Ну что, товарищи: спать?
- Спать,- согласились двое.- Уместимся?
- Уместимся,- уверенно сказал начальник.- Мы прошлый раз тоже впятером были. Чуть не загнулись к утру: протопили, да мало. А мороз стоял - под пятьдесят.
Разделись, улеглись на нарах. Никитич лег опять рядом с парнем, Пришлые поговорили немного о своих районных делах и замолчали. Скоро все спали.
...Никитич проснулся, едва только обозначилось в стене оконце. Парня рядом не было, Никитич осторожно слез с нар, нашарил в кармане спички. Еще ни о чем худом не успел подумать. Чиркнул спичкой... Ни парня нигде, ни фуфайки его, ни ружья Никитича не было. Неприятно сжало под сердцем. "Ушел. И ружье взял".
Неслышно оделся, взял одно ружье из трех, составленных в углу, пощупал в кармане патроны с картечью. Тихо открыл дверь и вышел.
Только-только занимался рассвет. За ночь потеплело. Туманная хмарь застила слабую краску зари. В пяти шагах еще ничего не было видно. Пахло весной.
Никитич надел свои лыжи и пошел по своей лыжне, четко обозначенной в побуревшем снегу.
- Сукин ты сын, варнак окаянный,- вслух негромко ругался он. Уходи, пес с тобой, а ружье-то зачем брать! Што я тут без ружья делать стану, ты подумал своей башкой? Што я, тыщи, што ли, большие получаю, напасаться на вас на всех ружьями? Ведь ты же его, поганец, все равно бросишь где-нибудь. Тебе лишь бы из тайги выйти... А я сиди тут сложа ручки без ружья. Ни стыда у людей, ни совести.
Помаленьку отбеливало. День обещал быть пасмурным и теплым.
Лыжня вела не в сторону деревни.
- Боишься людей-то? Эх, вы... "Красивая жись". А последнее ружьишко у старика взять - это ничего, можно. Но от меня ты не уйде-ешь, голубчик. Я вас таких семерых замотаю, хоть вы и молодые.
Зла большого у старика не было. Обидно было: пригрел человека, а он взял и унес ружье. Ну не подлец после этого!
Никитич прошел уже километра три. Стало совсем почти светло; лыжня далеко была видна впереди.
- Рано поднялся. И ведь как тихо сумел!
В одном месте парень останавливался закурить: сбочь лыжни ямка палки втыкал, На снегу крошки листовухи и обгоревшая спичка.
- И кисет прихватил! - Никитич зло плюнул.- Вот поганец так поганец! - прибавил шагу.
...Парня Никитич увидел далеко в ложбине, внизу.
Шел парень дельным ровным шагом, не торопился, но податливо. За спиной - ружье.
- Ходить умеет,- не мог не отметить Никитич.
Свернул с лыжни и побежал в обход парню, стараясь, чтоб его скрывала от него вершина длинного отлогого бугра. Он примерно знал, где встретит парня: будет на пути у того неширокая просека. Он пройдет ее, войдет снова в чащу... и, тут его встретит Никитич.
- Щас я на тебя посмотрю,- не без злорадства приговаривал Никитич, налегая вовсю на палки.
Странно, но ему очень хотелось еще раз увидеть прекрасное лицо парня. Что-то было до страсти привлекательное в этом лице. "Может, так и надо, что он рвется к своей красивой жизни. Что ему тут делать, если подумать? Засохнет. Жизнь, язви ее, иди разберись".
У просеки Никитич осторожно выглянул из чащи: лыжни на просеке еще не было - обогнал. Быстро перемахнул просеку, выбрал место, где примерно выйдет парень, присел в кусты, проверил заряд и стал ждать. Невольно, опытным охотничьим глазом осмотрел ружье: новенькая тулка, блестит и резко пахнет ружейным маслом. "На охоту собирались, а не подумали: не надо, чтоб ружье так пахло. На охоте надо и про табачок забыть, и рот чаем прополоскать, чтоб от тебя не разило за версту, и одежду лучше всего другую надеть, которая на улице висела, чтоб жильем не пахло. Охотники - горе луковое".
Парень вышел на край просеки, остановился. Глянул по сторонам. Постоял немного и скоро-скоро побежал через просеку. И тут навстречу ему поднялся Никитич.
- Стой! Руки вверьх! - громко скомандовал он, чтоб совсем ошарашить парня.
Тот вскинул голову, и в глазах его отразился ужас. Он дернулся было руками вверх, но узнал Никитича.
- Говоришь: не боюсь никого, - сказал Никитич, - а в штаны сразу наклал.
Парень скоро оправился от страха, улыбнулся обаятельной своей улыбкой немножко насильственно.
- Ну, отец... ты даешь. Как в кино... твою в душу мать. Так можно разрыв сердца получить.
- Теперь, значит, так,- деловым тоном распорядился Никитич, ружье не сымай, а достань сзади руками, переломи и выкинь из казенника патроны. И из кармана все выбрось. У меня их шешнадцать штук оставалось. Все брось на снег, а сам отойди в сторону. Если задумаешь шутки шутить, стреляю. Сурьезно говорю.
- Дошло, батя. Шутить мне сейчас что-то не хочется.
- Бесстыдник, ворюга.
- Сам же говорил: погано в лесу без ружья.
- А мне тут чо без его делать?
- Ты дома.
- Ну, давай, давай. Дома, Што у меня дома-то - завод, што ли?
Парень выгреб из карманов патроны - четырнадцать: Никитич считал. Потом заломил руки за спину; прикусив нижнюю губу, внимательно глядел на старика. Тот тоже не сводил с него глаз: ружье со взведенными курками держал в руках, стволами на уровне груди парня.
- Чего мешкаешь?
- Не могу вытащить...
- Ногтями зацепи... Или постучи кулаком по прикладу.
Выпал сперва один патрон, потом второй.
- Вот. Теперь отойди вон туда.
Парень повиновался.
Никитич собрал патроны, поклал в карманы полушубка.
- Кидай мне ружье, а сам не двигайся.
Парень снял ружье, бросил старику.
- Теперь садись, где стоишь, покурим. Кисет мне тоже кинь. И кисет спер...
- Курить-то охота мне,
- Ты вот все - мне да мне. А про меня, черт полосатый, не подумал! А чего мне-то курить?
Парень закурил.
- Можно я себе малость отсыплю?
- Отсыпь. Спички-то есть?
- Есть.
Парень отсыпал себе листовухи, бросил кисет старику. Тот закурил тоже. Сидели шагах в пяти друг от друга.
- Ушли эти?.. Ночные-то.
- Спят. Они спать здоровы. Не охотничают, а дурочку валяют. Погулять охота, а в районе у себя не шибко разгуляешься - на виду. Вот они и идут с глаз долой.
- А кто они?
- Начальство... Заряды зря переводют,
- М-да...
- Ты чо же думал: не догоню я тебя?
- Ничего я не думал. А одного-то ты знаешь. Кто это? По фамилии называл... Протокин, что ли.
- В собесе работает. Пенсию старухе хлопотал, видел его там...
Парень пытливо посмотрел на старика:
- Это там, где путевки на курорт выписывают?
- Ага.
- Темнишь, старичок. Неужели посадить хочешь? Из-за ружья...
- На кой ты мне хрен нужен - сажать? - искренне сказал Никитич.
- Продай ружье? У меня деньги есть.
- Нет,- твердо сказал Никитич.- Спросил бы с вечера - подобру, может, продал бы. А раз ты так по-свински сделал, не продам.
- Не мог же я ждать, когда они проснутся.
- На улицу бы меня ночью вызвал: так и так, мол, отец: мне шибко неохота с этими людьми разговаривать. Продай, мол, ружье - я уйду. А ты... украл. За воровство у нас руки отрубают.
Парень положил локти на колени, склонился головой на руки. Сказал глуховато:
- Спасибо, что не выдал вчера.
- Не дойдешь ты до своей воли все одно.
Парень вскинул голову:
- Почему?
- Через всю Сибирь идти - шутка в деле!
- Мне только до железной дороги, а там поезд. Документы есть. А вот здесь без ружья... здесь худо. Продай, а?
- Нет, даже не упрашивай.
- Я бы теперь новую жизнь начал... Выручил бы ты меня, отец...
- А документы-то где взял? Ухлопал, поди, кого-нибудь?
- Документы тоже люди делают.
- Фальшивые. Думаешь, не поймают с фальшивыми?
- Ты обо мне... прямо как родная мать заботишься. Заладил, как попугай: поймают, поймают. А я тебе говорю: не поймают.
- А шампанскую-то на какие шиши будешь распивать?.. Если честно-то робить пойдешь.
- Сдуру я вчера натрепался, не обращай внимания. Захмелел.
- Эх, вы...- Старик сплюнул желтую едкую слюну на снег.- Жить бы да жить вам, молодым... А вас... как этих... как угорелых по свету носит, места себе не можете найти. Голод тебя великий воровать толкнул? С жиру беситесь, окаянные. Петух жареный в зад не клевал...
- Как сказать, отец...
- Кто же тебе виноватый?
- Хватит об этом,- попросил парень.- Слушай...- Он встревоженно посмотрел на старика. - Они ж сейчас проснутся, а ружья - нет. И нас с тобой нет... Искать кинутся.
- Они до солнышка не проснутся.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю. Они сами вчера с похмелья были. В избушке теплынь: разморит - до обеда проспят. Им торопиться некуда.
- М-да...- грустно сказал парень. - Дела-делишки.
Повалил вдруг снег большими густыми хлопьями - теплый, тяжелый.
- На руку тебе.- Никитич посмотрел вверх.
- Что? - Парень тоже посмотрел вверх.
- Снег-то... Заметет все следы.
Парень подставил снегу ладонь, долго держал. Снежинки таяли на ладони.
- Весна скоро...- вздохнул он.
Никитич посмотрел на него, точно хотел напоследок покрепче запомнить такого редкостного здесь человека. Представил, как идет он один, ночью... без ружья.
- Как ночуешь-то?
- У огня покемарю... Какой сон.
- Хоть бы уж летом бегали-то. Все легшее.
- Там заявок не принимают - когда бежать легче. Со жратвой плохо. Пока дойдешь от деревни до деревни, кишки к спине прирастают. Ну ладно. Спасибо за хлеб-соль, - парень поднялся. - Иди, а то проснутся эти твои...
Старик медлил.
- Знаешь... есть один выход из положения,- медленно заговорил он. Дам тебе ружье. Ты завтра часам к двум, к трем ночи дойдешь до деревни, где я живу...
- Ну?
- Не понужай. Дойдешь. Постучишь в какую-нибудь крайную избу: мол, ружье нашел... или... нет, как бы придумать?.. Чтоб ты ружье-то оставил. А там от нашей деревни прямая дорога на станцию - двадцать верст. Там уж не страшно. Машины ездют. К свету будешь на станции. Только там заимка одна попадется, от нее, от заимки-то, ишо одна дорога влево пойдет, ты не ходи по ей - это в район. Прямо иди.
- Отец...
- Погоди! Как с ружьем-то быть? Скажешь: нашел - перепужаются, искать пойдут. А совсем ружье отдавать жалко. Мне за него, хоть оно старенькое, три вот таких не надо,- Никитич показал на новую переломку.
Парень благодарно смотрел на старика и еще старался, наверно, чтобы благодарности в глазах было больше.
- Спасибо, отец,
- Чего спасибо? Как я ружье-то получу?
Парень встал, подошел к старику, присел рядом.
- Сейчас придумаем... Я его спрячу где-нибудь, а ты возьмешь потом.
- Где спрячешь?
- В стогу каком-нибудь, недалеко от деревни,
Никитич задумался.
- Чего ты там разглядишь ночью?.. Вот ишо: постучишь в крайную избу, спросишь, где Мазаев Ефим живет. Тебе покажут. Это кум мой, К Ефиму придешь и скажешь: стретил, мол, Никитича в тайге, он повел иологов в Змеиную согру. Патроны, мол, у него кончились, а чтоб с ружьем зря не таскаться, он упросил меня занести его тебе. И чтоб ждали меня к послезавтрему! А што я повел иологов, пусть он никому не говорит. Заработает, мол, придет - выпьете вместе, а то старуха все деньги отберет сразу. Запомнил? Щас мне давай на литровку - а то от Ефима потом не отвяжешься - и с богом. Патронов даю тебе... шесть штук. И два картечных - на всякий случай. Не истратишь - возле деревни закинь в снег подальше, Ефиму не отдавай - он хитрый, зачует неладное. Все запомнил?
- Запомнил. Век тебя не забуду, отец.
- Ладно... На деревню держись так: солнышко выйдет-ты его все одно увидишь - пусть оно сперва будет от тебя слева. Солнышко выше, а ты его все слева держи. А к закату поворачивай, чтоб оно у тебя за спиной очутилось, чуток с правого уха. А там - прямо. Ну, закурим на дорожку...
Закурили. Сразу как-то не о чем стало говорить. Посидели немного, поднялись.
- До свиданья, отец, спасибо.
- Давай.
И уж пошли было в разные стороны, но Никитич остановился, крикнул парню:
- Слышь!.. А вить ты, парень, чуток не вляпался: Протокин-то этот - начальник милиции. Хорошо, не разбудил вчерась... А то бы не отвертеться тебе от него - дошлый, черт.
Парень ничего не говорил, смотрел на старика.
- Он бы щас: откуда? куда? Никакие бы документы не помогли.
Парень промолчал.
- Ну шагай.- Никитич подкинул на плече чужое ружье и пошел через просеку назад, к избушке. Он уже почти прошел ее всю, просеку... И услышал: как будто над самым ухом оглушительно треснул сук. И в то же мгновение сзади, в спину и в затылок, как в несколько кулаков, сильно толканули вперед. Он упал лицом в снег. И ничего больше не слышал и не чувствовал. Не слышал, как закидали снегом и сказали: "Так лучше, отец. Надежнее".
...Когда солнышко вышло, парень был уже далеко от просеки. Он не видел солнца, шел, не оглядываясь, спиной к нему. Он смотрел вперед.
Тихо шуршал в воздухе сырой снег.
Тайга просыпалась.
Весенний густой запах леса чуть дурманил и кружил голову.

+3

555

#p120332,sezam написал(а):

человек выживает в ледяной воде. А как иначе бы узнали?

А зачем это знать? Нужно ли знать,что в кипяток руку толкать нельзя,или надо опыты провести,может будешь первый?

#p120332,sezam написал(а):

есть точные таблицы возможных потерь при определенном уровне радиации и уровни опасного и безопасного  облучения.

Ну и нахера это? Если что то случиться,все равно либо все погибнут,либо всему экипажу делить время на устранение проблемы.
Пока создавали эту технологию,все уже было известно.
Это именно работали изверги садисты.

+1

556

#p120778,Alex написал(а):

А зачем это знать? Нужно ли знать,что в кипяток руку толкать нельзя,или надо опыты провести,может будешь первый?

Ну и нахера это? Если что то случиться,все равно либо все погибнут,либо всему экипажу делить время на устранение проблемы.
Пока создавали эту технологию,все уже было известно.
Это именно работали изверги садисты.


Возможно, они и сейчас "работают". Где-то читал, что когда берут у донора "со смертью мозга" органы на пересадку, ему даже наркоз не делают (это объяснимо - торопятся, а мертвые всё равно не скажут, было ли им больно или нет). Не знаю, насколько это достоверно, конечно. Читал признания бывших охранников в каком-то военном госпитале в КНР, они присутствовали при вырезании сердца для пересадки из живой девушки (она была арестована за членство в секте Фалунь, с которой китайские власти борются, а сектантов используют вот таким изуверским образом ). Они говорили, что никогда не смогут забыть этого крика.

0

557

Изъятие органов происходит при работающем сердце. Так как при отказе происходит почти мгновенная затромбовка сосудов в органах. Поэтому всё очень непублично и скрытно.
Чёрная трансплантология есть. Просто расследовать никто не хочет, там слишком близко подобравшихся просто убивают без предупреждения.
Есть спрос на орган и человек готов платить - значит будет орган. Были бы деньги.

0

558

История похожа на фейк в жанре "страшилок", но с очень многими участниками, что делает её правдоподобной. Пока не проверял в других источниках. Бабушка задушила внучку и перегрызла себе вены -
https://m.metronews.ru/novosti/peterbou … i-1269633/

Очень похоже на тварь, вышедшую из-под контроля.
Мне эти вещи знакомы в более мягком варианте. Когда тётка предпенсионного возраста, "спустившая с тормозов" свою тварь, покусала старуху мать, вырвав-таки кусок мяса зубами...

+2

559

#p120795,pitbull написал(а):

Изъятие органов происходит при работающем сердце. Так как при отказе происходит почти мгновенная затромбовка сосудов в органах. Поэтому всё очень непублично и скрытно.
Чёрная трансплантология есть. Просто расследовать никто не хочет, там слишком близко подобравшихся просто убивают без предупреждения.
Есть спрос на орган и человек готов платить - значит будет орган. Были бы деньги.

и как ты живой остался ?  Может хватит нагнетать, операции идут в штатном режиме, центр пересадки официальный.  Это что, команда медиков в сговоре и не видит что человек жив ? Сами медики утверждают, что это просто невозможно, инфа бы просочилась в том или ином виде. Или ты и режешь живых - так так и скажи -я тот самый тварюк, режу сердце из живых людей.
https://www.sb.by/articles/zhizn-kak-ch … 62017.html
Белорусские кардиохирурги успешно пересадили сердце девочке с редким заболеванием. Корреспондент «Р» наблюдала за всеми этапами операции
Донор и реципиент. Их судьбы переплетаются неожиданно и навсегда. В этот раз — 29-летнего мужчины из Минска, ушедшего из жизни после инсульта, и девочки из Тбилиси, получившей возможность излечиться от тяжелой болезни, которая мучила шесть лет.

Свернутый текст

На мониторе жизненно важные показатели состояния: артериальное давление, частота сердечных сокращений, электрокардиограмма. Ходят вверх-вниз меха аппарата искусственной вентиляции легких. Кажется, пациент живой. Но это уже искусственная жизнь. Ее поддерживают приборы, давая знать о себе монотонными звуковыми сигналами. Пациент в так называемой необратимой коме. Врачебный консилиум констатировал смерть головного мозга. 

Инсульт. Операция. Еще вчера врачи боролись за него. Блеснула надежда на возвращение и ускользнула. Рефлексы ушли. Молодой пациент не смог выжить, несмотря на все усилия врачей. 

Предварительное обследование показало, что он еще может послужить посмертным донором и дать шанс пройти земной путь сразу нескольким пациентам из листа ожидания на трансплантацию.

Заведующий отделением 9-й городской клинической больницы Эдуард Мицкевич координирует работу по линии донор — реципиент. Во время забора решает внештатные ситуации. Эдуард Викторович объясняет  нам, с чего начинается полный цикл пересадки:

— Врач-реаниматолог сообщает в Центр трансплантации органов и тканей о том, что в клинике есть потенциальный донор. Мы делаем запрос в единый регистр трансплантации. Если при жизни донор не написал отказ от возможного посмертного донорства, специалисты центра начинают подбор реципиента. Окончательная постановка диагноза «смерть мозга» занимает несколько часов. Параллельно сотрудники лаборатории проводят типирование – проверяют совместимость донора и потенциальных  реципиентов. При совпадении пациента вызывают в клинику, дообследуют — на этот момент не должно быть никаких инфекций — и начинают подготавливать к пересадке.

Источник жизни вне тела

Черепно-мозговая травма и постреанимационная болезнь – вот основные причины смерти головного мозга. Но чаще всего – 70% случаев – это инсульт.

По закону у нас в стране действует презумпция согласия. Это значит, что, если фамилии донора нет в регистре отказников и иного не выразили его родственники, он становится посмертным донором по умолчанию.

Тем временем из врачей от разных клиник формируется бригада по забору.

Мы приехали сюда на «скорой» чуть свет — из РНПЦ «Кардиология» с  врачом-кардиохирургом Александром Комаровским. Его задача — визуально оценить качество донорского сердца. Затем изъять и в кратчайшие сроки доставить реципиенту.
Орган во льду

7.00. Доктор тащит огромный чемодан. В поклаже — хирургический инструментарий для забора и растворы для остановки  и охлаждения сердца.

В операционной центра врачи начинают борьбу за жизнь пациентки, а в этой борются за жизнь донорских органов.

Чтобы сохранить донора в стабильном состоянии, проводится большая работа. Тело питают препаратами и поддерживают нужные показатели. В состоянии запредельной комы донор может находиться и более трех суток. Все зависит от сопутствующих патологий. Но с каждым часом качество органов ухудшается. Поэтому бригада приступает к работе как можно быстрее.

— Моемся! — хирурги обрабатывают руки и приступают к мультиорганному забору.

Тут царит атмосфера угасания. В операционных же, где ждут органы, — возрождения. Маяк надежды и подбадривает хирургов. Но тяжелое настроение здесь не скрывают и посторонних не жалуют: «У нас трагедия. Молодой донор. Какой репортаж?»

Иногда эту плотную завесу напряжения как пули пробивают остроты. Доктор Комаровский пытается отгородиться от висящего в помещении угнетения:

— Может показаться странным, но слышите, мы порой шутим. У нас черный юмор — способ уйти от того, что происходит вокруг и не может не волновать. Мы стараемся не смотреть ни на лицо, ни на возраст донора. Чем он моложе, тем нам тяжелее. Начинаешь переносить на себя, своих детей. В такой ситуации может оказаться каждый. Все под Богом ходим. Просто думаешь, что здесь жизни уже нет. А там есть возможность ее подарить. Как минимум, одному человеку. И если тут забирается, то там дается.

До начала операции стопроцентной гарантии того, что трансплантация состоится, нет. Воспалительные заболевания, которые пережил при жизни донор, и некоторые пороки можно увидеть только невооруженным глазом. Специалисты открывают грудную клетку. Александр осматривает и пальпирует сердце донора в груди:

— Небольшого объема. Хорошо сокращается. Полностью устраивает по параметрам. На данном этапе это идеальный донор.

Доктор дает ответ в центр: «Сердце хорошее». Там готовятся эксплантировать родное. А здесь вот-вот Александр будет забирать донорское. 
— Мужское сердце для девочки? – удивляюсь я.

— Пол не имеет принципиального значения. Для пересадки сердца донор и реципиент должны, по возможности, совпадать по росту и весу. Больное сердце обычно очень маленькое или, наоборот, больше, чем у здорового человека. Важны другие параметры совпадения. Чем их больше, тем лучше.

И вот наступает самый ответственный момент. На мониторе прямая линия. Пульса и дыхания больше нет. Пациента отключают от аппаратов. Александр Александрович пережимает аорту, чтобы окончательно остановить бьющий кровью орган. Время на часах — 10.15. С этого момента сердце существует вне тела, и счет идет на минуты. Сердечная мышца испытывает кислородное голодание. Чем дольше длится ишемия, тем меньше шансов, что орган приживется. Поэтому в обеих операционных работают максимально быстро и осторожно.

— Чем лучше операция выполнена здесь, тем благополучнее она пройдет там. Аорту зажимаем, чтобы остановить приток крови к органам.

Медсестры подают системы с охлаждающим раствором. Прозрачную жидкость вводят через зонд. Так объем крови в организме уменьшается и температура тела падает. В полость засыпают стерильный лед. Все процессы жизнедеятельности замедляются. Жизнь органов продлевается.

Донорское сердце у доктора на ладони. Двумя руками Александр бережно перекладывает источник жизни в пакет. Операционная сестра помогает упаковать. Далее его погружают в черный бокс для перевозки органов, который поддерживает температуру 4 градуса, и присыпают ледяной крошкой.

Вне организма сердце живет до четырех часов. Александр Александрович делает оговорку: «Это максимальное время ишемии, которое установлено, но каждое сердце индивидуально. Чем быстрее орган будет имплантирован, тем больше шансов, что в новом теле он будет работать долго и качественно». Доктор спешно собирает инструменты. Дорога каждая секунда.

— С мигалочками! — бросает Александр на бегу водителю, а мне — «Держитесь!» — и мы запрыгиваем в «скорую».
Спасти Кет

— Донорский орган еще раз оценивают в операционной, где находится реципиент, — рассказывает Александр Александрович, пока мы едем. — И после этого начинается эксплантация родного сердца. Но если ишемия на грани, например везем из другой области, то к тому моменту, когда орган поступает в операционную, сердце реципиента может быть уже изъято. И там или пан, или пропал.

«Газель» несется по минским улицам. Разрезает поток машин. Воет сирена. Прохожие настораживаются. Врач придерживает бокс. Сердце подрагивает. Пока еще не под давлением крови, а от прыжков «скорой» на ухабистых участках дороги. В пути хирург делает еще один звонок в центр, и там начинается глобальная работа.

В РНПЦ «Кардиология» не смыкая глаз с вечера дежурят родители девочки. Папа Георгий не прячет эмоций:

— Мы так ждали донора. И нам позвонили вчера из больницы.

У его Кетэвы появился шанс. Недавно исполнилось сорок дней, как Георгий и Табрико потеряли старшую дочь. Шестнадцатилетнюю Мариам и тринадцатилетнюю Кет породнила не только одна кровь, но и редкое смертельное заболевание сердца.

Мама таит страдание за приветливой улыбкой:

— Диагноз Кет поставили шесть лет назад. Ее обследовали заодно, когда болела Мариам. Два года она жила обычно. А потом начались мучения. Одышка, слабость. Увеличивался животик. Постоянно откачивали жидкость.

Кет очень любит школу, но год назад учебу пришлось оставить. Ходить становилось все сложнее. Живот опухал. Ноги отекали. Давление падало. Девочка уставала. В последнее время спала сидя.

— Как-то в Тбилиси мы познакомились с молодым человеком, которому сделали пересадку сердца в Беларуси. После операции прошло уже два года. Чувствует себя хорошо. Живет обычной жизнью, занимается физкультурой, плавает. Мариам училась в медицинском колледже, ее состояние тоже ухудшалось, но врачи говорили, что с трансплантацией можно повременить года два. Мы стали собирать деньги. Неожиданно сердце Мариам не выдержало, и она умерла. 

Вместо нее на пересадку в Минск прилетела Кет. Грузинские врачи от девочки отказались. Родители не стали откладывать и сразу после похорон старшей дочери привезли в Беларусь младшую.

— Мы хотели успеть спасти Кет, — рассказывает быстро мама, будто и сейчас торопится. Кетэву обследовали здесь и сказали ждать донора. Риск у девочки большой: пятьдесят на пятьдесят. Заболевание сложное и прогрессирующее.
Вот оно — чудо!

В операционной новое сердце девочки принимает академик, врач-кардиохирург Юрий Островский. Начинается тончайшая работа — хирурги сшивают сосуды. Юрию Петровичу ассистируют врачи-кардиохирурги Кирилл Рубахов и Евгений Горбачев.

Изъятое больное сердце ребенка отправляют в патологоанатомическое бюро на исследование.

— Сердце, которое повидало, — указывает на содержимое пакета с извлеченным органом Александр. — Само на себя не похоже. Не функционировало как положено.   

Пока хирурги пришивают донорское сердце, кровь качает аппарат искусственного кровообращения.

На мониторе пациента напротив показателя частоты сердечных сокращений пока прямая линия. Но все остальные показатели в норме. Даже температура тела 36,3. Словно ничего и не происходит. Девочка в глубоком наркозе.
Искусственным кровообращением управляет врач-кардиохирург Марина Бушкевич:

— Во время большой операции сердце находится в состоянии механической остановки. Для жизнеобеспечения организма подключается искусственное кровообращение. Это позволяет обеспечить адекватное поступление кислорода ко всем органам и тканям, сухое поле для хирургов и защиту миокарда.

Пациентка и приборы связаны огромным количеством трубок. По ним циркулируют кровь, питательные вещества, выводится все лишнее. Каждые три минуты аппарат выдает результаты анализов.

— Включить чистый! — командует Юрий Петрович.

— Это значит, сохранить кровь, — поясняет Марина Иосифовна. — У нас кровосберегающие технологии. Не потерять ни капли!

Наступает кульминация истории этой пересадки. Кардиохирург снимает зажим с аорты, и кровь реципиента бежит навстречу донорскому сердцу. Вот оно, чудо! В один миг возрождаются две жизни. Донорского сердца и реципиента. Видно, как, ожив, оно подпрыгивает в груди. Прямая линия на дисплее переходит в ломаную. Проявляются показатели пульса. Он постепенно нарастает. Врачи отмечают время ишемии: полтора часа. Это очень хороший результат. У донорского сердца велик шанс на успех. У реципиента тоже. Ведь они теперь прочно связаны. Как в песне: «Я рядом с тобой. Просто ты не видишь меня. В тебе бьется мое сердце».

— Реверсом уйти!

— Уходим!

— Объем!

— Дадим объем! — синхронизируются Юрий Петрович и Марина Иосифовна.

Сердце включили. Ему навязали ритм. Оно врабатывается. Искусственное кровообращение постепенно уходит. Эстафету принимает врач-анестезиолог Людмила Гришко. Пока хирурги продолжают зашивать пациентку, она контролирует жизненно важные параметры.

В операционной пересадка продолжается второй час.

— Стоп ИК! — звучит команда, и специалисты экстракорпорального кровообращения завершают работу.

Операция проходит в стандартном режиме.

— Это сердце на ребенка прокачает, — уверен академик Юрий Островский.

— Требует поддержки, — аккуратно парируют коллеги.

— Ты смотри! – оценивает показатели своенравного органа Юрий Петрович.

Врачи поддерживают донорское сердце кардиотоническими препаратами. Усиливают активность работы сердечной мышцы. Волю сердца к жизни.

Кет открывает глаза. Это ее первый взгляд в новую жизнь с новым сердцем. Пока еще испуганный и неясный. Такое пережить трудно. 

13.34. Операция завершилась успешно. За этим успехом — переживания команды из 12 человек... Огромный труд и нервы, когда кажущееся внешнее спокойствие может в любой момент взорваться. Так бывает на грани, когда эту сторону от той отделяет одно неловкое движение.

— Должно прокачать на малую. Без разговоров, — Юрий Петрович не сомневается в возможностях нового органа.
И сердце качает. Время надежды

— Мы не загадываем, — говорит мама девочки, и в ее глазах свет большой надежды. Табрико и Георгий верят в лучшее. — Состояние еще тяжелое. Надо время. Теоретически, все должно быть хорошо.

— Всего в центре было несколько трансплантаций у детей. Случай у девочки уникальный, — замечает врач-кардиохирург Сергей Спиридонов. — Заболевание «рестриктивная кардиомиопатия» редкое. Состояние пациентки улучшается. Все идет, как должно.

Несколько дней спустя мы разговариваем с мамой. Ее пускают в реанимацию:

— Кетэва еще не поняла до конца, что с ней произошло. Кушает немножко. Надо больше в ее положении. Болит внутри. Но врачи делают обезболивающие, спит хорошо. Иногда плачет, говорят, наркоз еще влияет. Вообще, она с характером, сильная.

Понятные слезы в ее ситуации. Сердце-то живое. У Кет теперь будет много нового. А пока она хочет поскорее домой и все спрашивает: «Буду ли я бегать?» В последнее время девочка-то и ходила с трудом. Родители взяли для нее напрокат инвалидную коляску. Кет мечтает вернуться в школу, а потом поступить в медицинский колледж, где училась сестра. Кетэва очень красиво рисует. Неповторимо смешивает краски. Скоро она выразит ими свои новые ощущения. А еще очень любит кулинарить. Готовит блюда европейской и грузинской кухни. Мама верит, что со временем дочка приготовит и что-нибудь белорусское.

Девочка еще тревожится: не чувствует сердце. Раньше о нем не давала забыть аритмия. И теперь Кетэве кажется, что в груди ничего нет. Но сердце есть. Уже почти родное. Оно бьется. Бьется и качает жизнь.
Комментарий в тему

Александр МРОЧЕК, директор РНПЦ «Кардиология»:

— Кардиологическая помощь в нашей стране очень хорошо организована. Сегодня в каждом областном центре работают высокотехнологичные кардиоцентры, в которых проводится не менее 150 операций в год. В нашем центре проводятся почти все те же кардиологические вмешательства, что и во всем мире. Многоклапанное протезирование, аортокоронарное шунтирование, пластика клапанов сердца, комплексная трансплантация «сердце – легкое», изготовление трехмерной модели жизненно важного органа на 3D-принтере и возможность его изучения на МРТ и КТ. РНПЦ «Кардиология» оснащен самым современным оборудованием.

Отредактировано Wxd (2017-06-29 11:09:14)

0

560

интересно, почему в плане пересадок РБ уже "цэ европа", а РФ  и/или  Украина - отстают ?  У нас развязали шикарную со слов горожанина базу для этого дела, есть анклав где пропадать могут люди, и что ? Законы не приняты до сих пор, спустя уже более чем три года с событий. Люди едут в РБ на пересадку. Я так понимаю, не стоит задача сделать все страны "пересадочными", или процесс замедлен, делаются некие страны, где это доступно, но тогда вопрос, откуда там доноры.

0


Вы здесь » The 9/11 Truth Movement » Затваренное » Твари